пњљпњљпњљпњљпњљпњљпњљ@Mail.ru

Ѕлагосклонное участие

¬ ћоскве, - ну, скажем, на ћолчановке, - живет "бывша€ артистка императорских театров". ќдинока, очень не молода, широкоскула, жилиста. ƒает уроки пени€. » вот что происходит с ней каждый год в декабре.

ќднажды в воскресенье, - положим, в очень морозное, солнечное утро, - раздаетс€ в ее передней звонок.

- јннушка! «вон€т! - испуганно кричит она из спальни кухарке.

 ухарка бежит отвор€ть - и даже отступает: так блест€щи, нар€дны гости - две барышни в - мехах и белых перчатках и франт студент, их сопровождающий, насквозь промерзший в своей легкой шинельке и тонких ботинках.

√ости ƒолго ждут в холодной гостиной, €нтарно озаренной сквозь морозные узоры окон, затем слышат быстрые шаги хоз€йки и поспешно встают ей навстречу. ќна очень взволнованна, - знает, в чем дело, - густо напудрила лицо, надушила крупные костл€вые руки...

- –ади бога, простите, господа, €, кажетс€, заставила вас ждать, - с очаровательной улыбкой и самой светской непринужденностью говорит она, быстро вход€ и с трудом преодолева€ сердцебиение.

- Ёто вы нас простите за беспокойство, - с отменной почтительностью перебивает ее студент, клан€€сь и целу€ ее руку. - явл€емс€ к вам с усердной и покорнейшей просьбой.  омитет по устройству традиционного литературно-вокально-музыкального вечера в пользу недостаточных воспитанников п€той московской гимназии возложил на нас честь ходатайствовать перед вами о вашем благосклонном участии в этом вечере, имеющем быть на третий день рождественских праздников.

- √оспода, если можно, увольте! - очаровательно начинает она. - ƒело в том...

Ќо барышни нападают на нее так дружно, гор€чо и лестно, что она не успевает сделать даже этой слабой попытки отказатьс€, уклонитьс€...

ѕосле того проходит целых три недели.

» целых три недели ћосква работает, торгует, веселитс€, но, среди всех своих самых разнообразных дел, интересов и развлечений, втайне живет только одним - ожиданием знаменательного вечера двадцать седьмого декабр€. ¬еликое множество афиш всех цветов и размеров пестрит на всех ее улицах и перекрестках: "Ќа дне", "—ин€€ птица", "“ри сестры", Ўал€пин в "–усалке", —обинов в "—негурочке", Ўор,  рейн и Ёрлих, опера «имина, вечер »гор€ —евер€нина... Ќо теперь вс€кому бьет в глаза только та маленька€ зелена€ афиша, на которой крупно напечатаны им€, отчество и фамили€ благосклонной участницы литературно-вокально-музыкального вечера в пользу недостаточных учеников п€той московской гимназии. ј сама участница безвыходно сидит в это врем€ дома и работает не поклада€ рук, дабы не обмануть ожиданий ћосквы, - без конца выбирает, что петь, с утра до вечера пробует голос, разучивает то то, то другое... ƒни идут теперь необыкновенно быстро, и эта быстрота уже приводит еЄ в ужас: и огл€нутьс€ не успеешь, как настанет это страшное двадцать седьмое декабр€!

ќна прекратила давать уроки, никого не принимает и сама не выходит из дому, бо€сь схватить бронхит, насморк. — чем именно выступать? ѕублика и не подозревает, как трудно решение этого вопроса даже дл€ опытнейшего артиста!  акое нужно про€вить тут чутье, сколько вкуса, такта, опыта! ѕосле долгих и мучительных сомнений, колебаний, дело, однако, кончаетс€ тем, что она останавливаетс€ на своем старом, неизменном репертуаре, - снова проходит три вещи: одну французскую, нежную и грустную, чарующую, как колыбельна€ песн€, где, впрочем, скрыта огромна€ страсть, сила и боль люб€щей женской души, безумно жаждущей счасть€ и жертвенно от этого счасть€ отрекающейс€; другую - полную блеска колоратуры и русской удали; и затем - свою коронную: "я б теб€ поцеловала, да боюсь, увидит мес€ц", которой, как всегда, можно блеснуть особенно, дать ее "с огоньком", игриво, молодо и оборвать на таком отча€нно- высоком и ликующем звуке, чтобы весь зал дрогнул от рукоплесканий.  роме того, она готовит двенадцать вещей на бис... ƒни мелькают, мелькают, и в душе у нее уже растет такое чувство, точно близитс€ час ее казни. ќднако она работает, работает. » вот настает, наконец, этот последний, роковой день!

”тром двадцать седьмого декабр€ все силы ее доведены до предельного напр€жени€. ”тром еще одна репетици€, но уже последн€€, генеральна€. ќна поет уже как бы на эстраде: полным голосом, со всей выразительностью художественности, проходит с аккомпаниатором всю свою программу - и чувствует: работа не пропала даром! Ќо кто все-таки знает, что ждет ее вечером? “риумф или гибель? Ћицо ее пылает, руки как лед... ѕосле репетиции она идет в свою спальню, раздеваетс€ и ложитс€ в постель. јннушка приносит ей нечто совершенно необычное - зернистой икры, холодного цыпленка и портвейну: так, в день выступлени€, завтракают все большие артистки. ѕокушав, она велит задернуть шторы, уйти и хранить в доме полнейшую тишину, а сама закрывает глаза и, в темноте, без единого движени€, лежит, стара€сь ни о чем не думать, ничем не волноватьс€, час, другой, третий - вплоть до шести часов вечера. ¬ шесть вскакивает: резкий звонок в передней парикмахер!

— бьющимс€ сердцем, с пылающими ушами и скулами, накапывает она себе лед€ной рукой целых сорок капель эфирно-валерь€новой микстуры и, в халатике, с распущенными волосами, как дева, которую пришли убирать, готовить на заклание, садитс€ перед зеркалом. ѕарикмахер входит, предварительно согревши руки над плитой в кухне, и говорит ободр€юще:

- „удна€ погода! »зр€дный морозец, но чудно!

ќн работает изысканно и медленно, чувству€ и себ€ участником предсто€щего событи€, вполне понима€ и раздел€€ ее артистическое волнение, будучи и сам натурой артистической. ќн своими небрежно- легкими разговорами, шутками и вообще всей своей опытностью в таких делах, равно как и твердой верой в ее предсто€щий успех, мало-помалу успокаивает ее, возвращает ей силы, мужество, надежды... Ќо когда он кончает свое дело и, осмотрев его со всех сторон, убеждаетс€, что лучше уже ничего нельз€ сделать из этой великолепной завивки и прически, уходит, а часы в столовой медленно бьют семь, у нее оп€ть начинает замирать сердце: в восемь с половиной за ней €в€тс€!

«атем бьет восемь, а она все еще не готова ќна оп€ть пила капли, - на этот раз гофманские, - она надевает свое лучшее белье, рум€нитс€, пудритс€... ¬ восемь же с половиной раздаетс€ новый звонок, который поражает ее, как громом: приехали! јннушка т€жело бежит в переднюю, от волнени€, она тоже сама не сво€, - не может сразу отворить дверь...

ќни - на этот раз два студента - приехали в огромной старозаветной наемной карете, запр€женной двум€ исполинскими кл€чами. ќни тоже франты, и тоже без калош, и ноги у них тоже окаменели с морозу. ¬ гостиной, как всегда, холод и скучно гор€т пахнущие керосином лампы. ќни терпеливо сид€т в одних мундирах, блест€ зеркальными головами, благоуха€ фиксатуаром и бриллиантином, с большими бантами из белого атласа на груди, точно шафера. ќни сид€т молча, ждут вежливо и стойко, смотр€т на запертые со всех сторон двери, на мерзлые стекла, мерцающие синими и красными огоньками, на ро€ль, на портреты великих певцов и певиц по стенам, слушают глухой звон и гул трамваев за окнами, тревожные шаги јннушки и самой артистки за двер€ми... » так проходит четверть часа, полчаса, сорок минут... как вдруг одна из дверей неожиданно распахиваетс€. ќни, как по команде, вскакивают с мест, а артистка быстро, с очаровательно-беспечной улыбкой, идет к ним навстречу:

- –ади бога, простите, господа, €, кажетс€, заставила вас ждать... „то, разве уже пора? Ќу что же, едем, если угодно, € готова...

Ќа скулах ее даже сквозь рум€ны и пудру гор€т багровые п€тна, изо рта пахнет ландышевыми капл€ми, от рук кремом, от воздушного плать€ из дымчатого газа духами. ќна похожа на —мерть, собравшуюс€ на бал. Ќа ее сложную и высокую прическу на завитые и взбитые со всех сторон серые волосы накинуто что-то черно- кружевное, испанское, на голые плечи с огромными ключицами - шубка из белой кудр€вой козы... » студенты со всех ног кидаютс€ за ней в прихожую. “от, что худее и выше. хватает ее ботики и, быстро став на одно колено, ловко надевает их на ее черные атласные туфельки с алмазными пр€жками и слышит, как пахнет мышами из-под ее подмышек, когда она наклон€етс€, чтобы помочь ему, а вместе с тем и скромно одернуть подол на ее белые кружевные зубчики панталон...

ќна пела и про тучу, котора€ с громом повстречалась, и про какое-то убежище, - "в убежище сюда направил нас господь", - и с особенным блеском: "я б теб€ поцеловала..."  ритикан старичок, сидевший в первом р€ду, едко при этом захихикал, закрутил головой - весьма недвусмысленно: покорно, мол, благодарю, пожалуйста, не целуй .. » все-таки осталс€ в дураках: успех артистка имела колоссальный, ее без конца вызывали и заставл€ли бисировать - особенно чутка€ молодежь, ставша€ в проходах, кричавша€ даже грозно и бивша€ в сложенные ковшиком ладони с страшной гулкостью.

1930