пњљпњљпњљпњљпњљпњљпњљ@Mail.ru

 астрюк

I

¬незапно выскочив из-за крайней избы, с полевой дороги, во всю прыть маленьких лошадок, летели по деревенской улице барчуки из «алесного. ѕодпрыгива€ и хвата€сь за холки, они гнались вперегонки, и ветер пузыр€ми надувал на их спинах ситцевые рубашки. “еленок шарахнулс€ от них в сенцы, куры и впереди них петух, приседа€ к земле, неслись куда глаза гл€д€т. Ќо отча€ннее всех улепетывала по деревенской улице маленька€ белоголова€ девочка в одной рубашонке. ќбезумев от страха, она вскочила на огороды, несколько раз с размаху упала по дороге и вдруг увидала в воротах риги дедушку. — звонким криком бросилась она в его колени.

Ц†„то ты, что ты, дурочка?†Ц закричал и дед, лов€ ее за рубашку.

Ц†ЅарчукиЕ на жеребцах!†Ц захлебыва€сь от слез, едва могла выговорить внучка.

ƒед усадил ее на колени, начал уговаривать.

¬нучка скоро затихла и, изредка всхлипыва€, обиженным вздрагивающим голосом начала рассказывать, как было дело.

ѕоглажива€ ее по голове, дед задумчиво улыбалс€.

¬ риге было прохладно и уютно. ¬ м€гкую темноту ее из глубины €сного весеннего неба влетали ласточки и с чиликаньем садились на переметы, на сани, сложенные в угол риги. ¬се было €сно и мирно кругом Ц и на деревне, и в далеких зазеленевших пол€х. ”треннее солнце м€гко пригрело землю, и по-весеннему дрожал вдали тонкий пар над ней. “ам, в пол€х, подымалась пашн€, блест€щие черные грачи перелетали около сох. «десь, на деревне, в холодке от изб, только девочки тоненькими голосками напевали песни, сид€ на траве за коклюшками.  роме реб€тишек и стариков, все были в поле Ц даже все ќрелки, Ѕу€нки и Ўарики.

ƒед сегодн€ первый раз за всю жизнь осталс€ дома на стариковском положении. —таруха померла м€соедом. —ам он пролежал всю раннюю весну и не видал, как деревн€ уехала на первые полевые работы.   концу ‘оминой он стал выходить, но еще и теперь не поправилс€ как следует. » вот, всеми обсто€тельствами деревенской жизни, вынужден он проводить самое дорогое дл€ работы утро дома.

Ц†Ќу,  астрюк (деда все так звали на деревне, потому что, выпивши, он любил петь про  астрюка старинные веселые прибаутки), ну,  астрюк,†Ц говорил ему на заре сын, выравнива€ гужи на сохе, между тем как его баба зашпиливала веретье на возу с картошками,†Ц не тужи тут, погл€дывай обапол дому да за ƒашкой-тоЕ  абы ее телушка не забрухалаЕ

ƒед, без шапки, засунув руки в рукава полушубка, сто€л около него.

Ц† ому  астрюк Ц тебе д€денька,†Ц говорил он с рассе€нной улыбкой.

—ын, не слуша€, зат€гивал зубами веревку и продолжал деловым тоном:

Ц†“вое дело, брат, теперь стариковское. ƒа и горевать-то, почесть, не по чем: оно только с виду сладко хрип-то гнуть.

Ц†ƒа уж чего лучше,†Ц отвечал дед машинально.

 огда сын уехал, он сходил за чем-то в пуньку, потом передвинул в тень водовозку Ц все искал себе дела. “о он бережливо, согнув старую спину, сметал муку в закроме, то там и с€м тюкал топоромЕ ¬ риге он сел и пристально чистил трубку медной капаушкой. »ногда ворчал:

Ц†ƒолго ли пролежал,†Ц гл€дь, уж везде беспор€док. ј умри Ц и все прахом пойдет.

»ногда старалс€ подбодрить себ€. ЂЌебось!ї Ц говорил он кому-то с задором и значительно; иногда подергивал плечами и с ожесточением выговаривал: ЂЁх, мать твою не замать, отца твоего не трогать! Ѕыл конь, да уездилс€Еї Ќо чаще опускал голову.

«акипели в колодез€х воды,

«аболело во молодце сердце,†Ц

напевал он, и ему вспоминалось прежнее, мысли т€нулись к тому времени, когда он сам был хоз€ином, работником, молодым и выносливымЕ √лад€ внучку по голове, он с любовью перебирал в пам€ти, что в такой-то год, в эту пору он се€л, и с кем выходили в поле, и кака€ была у него тогда кобылаЕ

¬нучка шепотом предложила пойти наломать веничков, про которые мать уже давно толковала. ƒед легкомысленно забыл про пустую избу и, вз€в за руку внучку, повел ее за деревню. »д€ по м€гкой, давно неезженной полевой дороге, они незаметно отошли от деревни с версту и прин€лись ломать полынь.

¬друг ƒашка встрепенулась.

Ц†ƒедушка, гл€нь-ка!†Ц заговорила она и быстро и нараспев,†Ц гл€нь-ка! јх, ма-а-тушки!

ƒед гл€нул и увидал бегущий вдали поезд. ќн торопливо подхватил внучку на руки и вынес ее на бугорок, а она т€нулась у него с рук и радостно твердила:

Ц†ƒедушка! –ысью, рысью!

ѕоезд разрасталс€ и под уклон работал все быстрее, весь блест€ на солнце. ƒолго и напр€женно гл€дела ƒашка на бегущие вагоны.

Ц†ƒолжно, к завтрему приедет,†Ц сказала она в раздумье.

Ѕлест€ трубой, цилиндрами, мелькающим поршнем, колесами, поезд т€желым взмахом урагана пронесс€ мимо, завернул и, мелькнув задним вагоном, стал сокращатьс€ и пропадать вдали.

∆аворонки пели в теплом воздухеЕ ¬есело и важно кагакали грачиЕ ÷вели цветы в траве около линииЕ —путанный меринок, пофыркива€, щипал подорожник, и дед чувствовал, как даже мерину хорошо и привольно на весеннем корму в это €сное утро.

Ц†«дорово, сударушка!†Ц закричал он, завидев идущего по рельсам сторожа-солдата.†Ц «драви€ желаем, ваше благородие!†Ц прибавил он, чтобы подделатьс€ к солдату и поболтать немного.

Ц†«дравствуй,†Ц сказал солдат сухо, не вынима€ изо рта трубки.

Ц†»ди, сударушка, покурим,†Ц продолжал дед,†Ц погуторь с  астрюком. я, брат, ноне тоже замест часового приставлен.

Ц†я путь должон обревизовать к прибытию второго номера,†Ц ответил сторож и, наклонившись, тюкнул молотком по рельсе и пошел дальше.

ƒед застенчиво улыбнулс€ и крикнул солдату вдогонку:

Ц†ј то погодил бы!

—олдат не обернулс€.

ѕо дороге назад дед поболтал с пастухами и полюбовалс€ на стадо.

Ц†ƒюже хороши ноне корма будут!†Ц сказал он.

Ц†’ороши,†Ц ответил подпасок и вдруг, с криком: Ђјзад, смЄртные!ї Ц бросилс€ за свинь€ми.

—тадо привольно разбрелось по пару. ∆еманно, на разные лады, тонкими голосками перекликались €гн€та. ќдин, упав на колени, засовал мордочкой под пах матери и так торопливо, дрожа хвостиком и подталкива€ ее, стал сосать, что дед засме€лс€ от удовольстви€Е

II

ѕоспешно подход€ к своей избе, он увидал, что по выгону, пр€мо к ней, едет молодой барин из «алесного, и бросилс€ отгон€ть под гору соседскую кобылу: вороной барский жеребец весь заиграл и запл€сал, выгиба€ шею.

—держива€ его и сгиба€ своей т€жестью дрожки, барин въехал в тень избы и остановилс€. ƒед почтительно стал у порога.

Ц†«дравствуй,  астрюк,†Ц сказал барин ласково и, отира€ красное лицо с рыжей бородой, достал папиросы.

Ц†∆арко!†Ц прибавил он и прот€нул папироску и деду.

Ц†Ќепривычны, ћиколай ѕетрович,†Ц захихикал тот.†Ц “рубочку вот, а то шкалик-другой красенького Ц это мы, старики, любим!

Ц†ј € было к вам по дельцу,†Ц начал Ќиколай ѕетрович, отдува€сь.†Ц ≈здил повещать на ћажаровкуЕ надевай шапку-то, —емен!.. да вот, кстати, и к вам. ƒевок своих не пошлете ли ко мне?

Ц†јль еще не сажали?†Ц спросил дед участливо.

Ц†«апоздали нынчеЕ не € один.

Ц†«апоздали, ћиколай ѕетрович, запоздалиЕ

Ц†яЕ†Ц продолжал барин и вдруг так зычно гаркнул: ЂЅалуйї, что дед со всех ног бросилс€ держать жеребца.

Ц†Ќемножко-то посадил,†Ц оп€ть начал барин,†Ц а пора и совсем управитьс€. ƒевчонок-то своих и турили бы ко мне.

Ц†–аз€ один совладаешь, ћиколай ѕетрович?

Ц†ƒа ты скажи своим-тоЕ

Ц†—олдатка-то дома, что ль?†Ц спросил дед деловым тоном у подошедшей старухи и зам€лс€.

Ц† абы солдатка была, она бы сбила,†Ц сказал он, как бы оправдыва€сь.†Ц ј €, сударушка, дома ноне сижуЕ ћне и отойтить нельз€Е  абы прежнее мое дело, покоситьс€ там али под паринку,†Ц € бы единым духом.

Ц†∆алко,†Ц сказал барин задумчиво.†Ц ¬идно, вечерком заверну,†Ц и вз€лс€ за вожжи.

„тобы как-нибудь задержать его, дед вдруг сказал:

Ц†“ы, сударушка, нан€л бы мен€ в работникиЕ

Ц†„то ж, нанимайс€,†Ц сказал барин, рассе€нно улыба€сь.

Ц†ј когда заступать?

Ѕарин пристально погл€дел на него и качнул головою.

Ц†«аступать когда? Ёка ты Ц шустрый какой!

Ц†я-то, сударушка? ƒа € их всех, молоденьких, за по€с заткну! я еще женитьс€ хочу! ƒа на свадьбе еще пл€сать буду!

Ц†ƒа уж ты!†Ц перебил барин, усмеха€сь, ударил вожжой жеребца и покатил по выгону.

ƒед посто€л, подумалЕ

¬се говорило ему, что он теперь отживший человек. “ак только, дл€ дому нужен, пока еще ноги ход€тЕ Ђ»шь покатил!ї Ц подумал он с сердцем, гл€д€ вслед убегающим дрожкам, и пошел вынимать из печки похлебку.

ѕообедав, внучка с реб€тишками ушла в лужок за баранчиками. ¬се они так жалобно просились пустить их, что дед не мог усто€ть. “олько сказал:

Ц†Ќе найдете, реб€та, разве снытку толькоЕ

¬ избе он от нечего делать снова прин€лс€ за еду. ќн натер себе картошек, налил в них немного молока (бо€лс€, что и за это сноха будет ругатьс€) и долго ел месиво.

¬ пустой избе сто€л гор€чий, спертый воздух. —олнце сквозь маленькие, склеенные из кусочков, мутные стекла било жаркими лучами на покоробленную доску стола, которую, вместе с крошками хлеба и большой ложкой, черным роем облепили мухи.

¬друг дед с радостью вспомнил, что есть еще дело Ц достать из-под крыши пачку листовой махорки, раскрошить ее и набить трубку. ¬леза€ в сенцах по каменной стене под застреху, он едва не сорвалс€ Ц голова у него закружилась, в спине заломилоЕ ќн оп€ть с горечью подумал о своей старости и, уже лениво дотащившись до порога избы, на который еще падала тень, медленно зан€лс€ делом.

¬ полдень деревн€ вс€ точно вымерла. “ишина весеннего знойного дн€ очаровала ееЕ

—тарухи-соседки долго Ђискалисьї под старой лозиной на выгоне, потом легли, накрыли головы занавесками и заснули. —амые маленькие реб€тишки хлопотливо лепили из глины ульи, собравшись в размытом спуске около пруда. »зредка мычал теленок, прив€занный за кол около сп€щих баб. »зредка доносилс€ крик петуха и нагон€л на деревню тихую дрему. ј в пол€х по-прежнему заливались жаворонки, зеленели всходы, и по горизонтам, как расплавленное стекло, дрожал и струилс€ пар.

ƒед лег около пуньки, стара€сь заснуть. ƒл€ этого он старалс€ представить себе, как шумит лес, как ходит волнами рожь на буграх по ветру и шуршит, переливаетс€, и слегка покачивалс€ сам. Ќо сон не приходил.

Ћежа с закрытыми глазами, дед все думал о своей старости.

“еперь небось јндрей крепко спит под телегою. ƒеду же, может быть, до самой смерти не придетс€ больше заснуть в поле. ¬ рабочую пору он будет проводить долгие знойные дни наедине с внучкоюЕ ј ведь было врем€ Ц лучше его не косил никто во всей округе. Ѕывало, когда всей деревней косили у барина, он всех вел за собою. ƒа никто не мог и выпить больше его, когда, вернувшись гурьбой с пол€ на господский двор, мужики усаживались около амбара за ведром водки и начиналась Ђвесела€ беседушкаї.

Ќикогда, однако, не пропивал он ума и разума. ¬се у него было всегда в пор€дке: и изба каждую осень крылась новой соломой, и кобыла была всегда в теле (Ђпечка!†Ц говорили мужики,†Ц хоть спать ложись на спине!ї), и свадьбу сына он справил всем на удивление. ¬с€ деревн€ собралась смотреть, когда на первый, после кн€жьего пира, престольный праздник јндрей поехал к тестю. –€дом со своей разр€женной бабой сел он в новые Ђкозырькиї, покрытые цветной попоной, выставил за гр€дку одну ногу в валенке и покатил по выгонуЕ ƒед наде€лс€ тогда, что под старость будет у него перва€ во всей деревне семь€, что никому не позволит он ссоритьс€, заводить дележиЕ

Ц†ѕироги ситные в обмочку, думал, буду есть,†Ц пробормотал он.

јн все вышло не по-гаданному.

ћладший сын отделилс€, а старший хот€ и осталс€ с ним, да не много вышло прокуЕ √лавное же Ц старуха всех подрезала. ”мерла в самое плохое, голодное врем€. ƒа ослабели и его ноженьки, и придетс€ ему теперь до смерти сидеть с реб€тишками, вроде караульщика.

Ђ»шь, ровесник-то мой,†Ц подумал он с озлоблением,†Ц —алтан-то Ц и то убЄг со двора!ї

» чего он, дед, ма€лс€ на свете и на что наде€лс€ Ц бог его знает!

ЂЌи почету не дождалс€,†Ц думал дед, вспомина€ сына, посадившего его караульщиком,†Ц ни богачества Ц ничего! » помрешь вот-вот Ц и ни один кобель по тебе не взвоет!ї

III

ƒолог этот день показалс€ ему!

ƒашка воротилась из лужка и присоединилась к реб€там, игравшим в спуске.

Ђјй уж и мне пойтить к ним свистульки лепить?ї Ц думал дед с горькой улыбкой и наконец не выдержал.

Ц†ѕосмотри, сударушка, за избой,†Ц сказал он старухе-соседке, котора€ около пуньки медленно скатывала холсты.

Ц†јй соскучилс€?†Ц спросила та жалобно.

Ц†—оскучилс€, сударушка! » как только это вы, бабы, дома сидите!

Ц†ј ты надолго небось?

Ц†Ќет, € сейчас, в одну минутуюЕ

ƒо заката было еще далеко. Ќо јндрей должен был, по расчетам деда, управитьс€ раньше вечера. ќн погл€дывал на солнце и решал, что осминник надо досадить именно к этой поре.

Ќа выгоне он встретил возвращавшегос€ с пол€ √лебочку. √лебочка, высокий, худощавый мужик с веснушками на бледном лице и с опухшими красными веками, в старом полушубке, из лохматых дыр которого виднелась бела€ рубаха, покачивалс€, сид€ боком на спине лошади; перевернута€ соха тащилась сзади, дребезжа палицей о подвои.

Ц†јй, сударушка, рассохи-то пропил?†Ц пошутил дед.

Ц†ѕропил,†Ц с бледной улыбкой ответил √лебочка.

Ц†ј мои скоро?

Ц†ƒолжно, едут.

Ц†√де ж девки-то твои?

Ц†ƒевти идут,†Ц ответил √лебочка картаво.

Ќа валу, под молодыми лозинками, дед сел и, щур€сь от низкого солнца, гл€дел вдаль, по дороге.

“ишина кроткого весеннего вечера сто€ла в поле. Ќа востоке чуть вырисовывалась гр€да неподвижных нежно-розовых облаков.   закату собирались длинные перистые ткани тучекЕ  огда же солнце слегка задернулось одной из них, в поле, над широкой равниной, влажно зеленеющей всходами и пестреющей паром, тонко, нежно засинел воздух. Ѕезм€тежнее и еще слаще, чем днем, заливались жаворонки. — паров пахло свежестью, зацветающими травами, медовой пылью желтого донникаЕ ƒед закрывал глаза, прислушивалс€, убаюкива€сь.

ЂЁх, кабы теперь дождичка,†Ц думал он,†Ц то-то бы ржи-то подн€лись! ƒа нет, оп€ть солнышко чисто садитс€!ї

¬спомина€, что и завтра предстоит ему стариковский день, он морщилс€, придумывал, как бы избавитьс€ от него. ќн досадливо качал головою, скреб спину, облаченную в длинную стариковскую рубахуЕ и наконец пришел к счастливой мысли.

Ц†Ќу, прикончил?†Ц говорил он через полчаса заискивающим тоном, шага€ р€дом с сыном и держась за оглоблю сохи.

Ц† ончить-то кончил,†Ц отвечал јндрей ласково,†Ц а ты-то как? Ќебось соскучилс€?

Ц†»-и, не приведи бог!†Ц воскликнул дед ото всего сердца.†Ц —ослужил, брат, службуЕ не хуже какого-нибудь солдата старого на капусте!

», сме€сь, не жела€ придавать своим словам прос€щего выражени€, попросилс€ в ночное.

Ц†— реб€тамиЕ а?†Ц сказал он, загл€дыва€ сыну в глаза.

Ц†„то ж, веди!†Ц ответил јндрей.†Ц “олько не забудь на пол€х кобылу напоить.

ƒед закашл€лс€, чтобы скрыть свою радость.

IV

Ќа закате, после ужина, положил он на спину кобылы зипун и полушубок, взвалилс€ на нее животом и рысцой тронул за реб€тами.

Ц†Ёй, погоди старика!†Ц кричал он им.

–еб€та не слушали. —таростин сынишка обскакал его, растаращив босые ножки на спине кругленького и Єкающего селезенкой мерина. Ћегка€ пыль стлалась по дороге. “опот небольшого табуна сливалс€ с веселыми криками и смехом.

Ц†ƒед,†Ц кричали некоторые тоненькими голосками,†Ц давай на обгонки!

ƒед легонько поталкивал лапт€ми под брюхо кобылы.

¬ лощинке, за версту от деревни, он завернул на пруд.

ќтставив ув€зшую в тину ногу и нервно вздрагива€ всей кожей от тонко поющих комаров, кобыла долго-долго однообразно сосала воду, и видно было, как вода волнисто шла по ее горлу. ѕеред концом пить€ она оторвалась на врем€ от воды, подн€ла голову и медленно, тупо огл€делась кругом. ƒед ласково посвистал ей. “епла€ вода капала с губ кобылы, а она не то задумалась, не то залюбовалась на тихую поверхность пруда. √лубоко-глубоко отражались в пруде и берег, и вечернее небо, и белые полоски облаков. ѕлавно качались части этой отраженной картины и сливались в одну от тихо раскатывающегос€ все шире и шире круга по водеЕ ѕотом кобыла сделала еще несколько глотков, глубоко вздохнула и, с чмоканьем вытащив из тины одну за другою ноги, вскарабкалась на берег.

ѕозв€кива€ полуоторванной подковой, бодрой иноходью пошла она по темнеющей дороге. ќт долгого дн€ у деда осталось такое впечатление, словно он пролежал его в болезни и теперь выздоровел. ќн весело покрикивал на кобылу, вдыхал полной грудью свежеющий вечерний воздух.

ЂЌе забыть бы подкову оторватьї,†Ц думал он.

¬ поле реб€та курили донник, спорили, кому в какой черед дежурить.

Ц†Ѕуд€, реб€та, спорить-то,†Ц сказал дед.†Ц  арауль пока ты, ¬аська,†Ц ведь, правда, твой черед-то. ј вы, реб€та, ложитесь. “олько смотри не ложись головой на межу Ц домовой отдавит!

ј когда лошади спокойно вникли в корм и прекратилась возн€ улегшихс€ р€дышком реб€т, смех над коростелью, котора€ оттого так скрипит, что дерет нога об ногу, дед постлал себе у межи полушубок, зипун и с чистым сердцем, с благоговением стал на колени и долго молилс€ на темное, звездное, прекрасное небо, на мерцающий ћлечный ѕуть Ц св€тую дорогу ко граду »ерусалиму.

Ќаконец и он лег.

“емнота разливалась над безбрежной равниной. ¬ свежести весенней степной ночи тонули пол€. «а ними, за ночным мраком, слабо, как одинока€ мачта, на слабом фоне заката ма€чил силуэт далекой-далекой мельницыЕ

1892