пњљпњљпњљпњљпњљпњљпњљ@Mail.ru

 уприн

Ёто было давно ? когда € только что узнал о его существовании, впервые увидал в "–усском богатстве" его им€, которое все тогда произносили с ударением на первом слоге, и этим ударением, как € видел это впоследствии, почемуто так оскорбл€ли его, что он, как всегда в минуты гнева, позвериному щурил глаза, и без того небольшие, и вдруг запальчиво бормотал своей обычной армейской скороговоркой, удар€€ на последний слог:

? я ?  уприн, и вс€кого прошу это помнить. Ќа ежа садитьс€ без штанов не советую.

—колько в нем было когдато этого звериного ? чего стоит одно обон€ние, которым он отличалс€ в необыкновенной степени! » сколько татарского! Ќасчет многого, что касалось его личной жизни, он был очень скрытен, так что, несмотр€ на всю нашу большую и такую долгую близость, € плохо знаю его прошлое. «наю, что он училс€ в ћоскве, сперва в кадетском корпусе, потом в јлександровском военном училище, недолгое врем€ был офицером на русскоавстрийской границе, а затем чем только не был! »зучал зубоврачебное дело, служил в какихто конторах, потом на какомто заводе, был землемером, актером, мелким журналистом...  то был его отец?  ажетс€, военный врач, благодар€ чему јлександр »ванович и попал в кадетский корпус. «наю еще, что он рано умер и что вдова его оказалась в такой бедности, что принуждена была жить в московском "¬довьем доме". ѕро нее знаю, что, по происхождению, она была кн€жна с татарской фамилией, и всегда видел, что јлександр »ванович очень гордилс€ своей татарской кровью. ќдну пору (во врем€ своей наибольшей славы) он даже носил цветную тюбетейку, бывал в ней в гост€х и в ресторанах, где садилс€ так широко и важно, как пристало бы насто€щему хану, и особенно узко щурил глаза. Ёто была пора, когда издатели газет, журналов и сборников на лихачах гон€лись за ним по этим ресторанам, в которых он проводил дни и ночи со своими случайными и посто€нными собутыльниками, и униженно умол€ли его вз€ть тыс€чу, две тыс€чи рублей авансом за одно только обещание не забыть их при случае своей милостью, а он, грузный, большелысый, только щурилс€, молчал и вдруг отрывисто кидал таким зловещим шепотом: "√еть сию же минуту к чертовой матери!" ? что робкие люди сразу словно сквозь землю проваливалась.