пњљпњљпњљпњљпњљпњљпњљ@Mail.ru

ћесть

¬ пансионе в  аннах, куда € приехал в конце августа с намерением купатьс€ в море и писать с натуры, эта странна€ женщина пила по утрам кофе и обедала за отдельным столиком с неизменно сосредоточенным, мрачным видом, точно никого и ничего не вид€, а после кофе куда-то уходила почти до вечера. я жил в пансионе уже с неделю и все еще с интересом посматривал на нее: черные густые волосы, крупна€ черна€ коса, обвивающа€ голову, сильное тело в красном с черными цветами платье из кретона, красивое, грубоватое лицо Ц и этот мрачный взгл€д... ѕодавала нам эльзаска, девочка лет п€тнадцати, но с большими груд€ми и широким задом, очень полна€ удивительно нежной и свежей полнотой, на редкость глупа€ и мила€, на каждое слово расцветающа€ испугом и улыбкой; и вот, встретив ее однажды в коридоре, € спросил:

Ц Dites, Odette, qui est cette dame?

ќна, с готовностью и к испугу и к улыбке, вскинула на мен€ масл€нисто-голубые глаза:

Ц Quelle dame, monsieur?

Ц Mais la dame brune, la-bas?

Ц Quelle table, monsieur?

Ц Numero dix.

Ц C'est une russe, monsieur.

Ц Et puis?

Ц Je n'en sais rien, monsieur.

Ц Est-elle chez vous depuis longtemps?

Ц Depuis trois semaines, monsieur.

Ц Toupurs seule?

Ц Non, monsieur. II у avait un monsieur...

Ц Jeune, sportif?

Ц Non, monsieur... Tres pensif, nerveux...

Ц Et il a disparu un jour?

Ц Mais oui, monsieur...

У“ак, так! Ц подумал €. Ц “еперь кое-что пон€тно. Ќо куда это исчезает она по утрам? ¬се его ищет?Ф

Ќа другой день, вскоре после кофе, €, как всегда, услыхал в открытое окно своей комнаты хруст гальки в садике пансиона, выгл€нул: она, с раскрытой, как всегда, головой, под зонтиком того же цвета, что и платье, куда-то уходила скорым шагом в красных эспадриль€х. я схватил трость, канотье и поспешил за ней. ќна из нашего переулка повернула на бульвар  арно, Ц € тоже повернул, наде€сь, что она в своей посто€нной сосредоточенности не обернетс€ и не почувствует мен€. » точно Ц она ни разу не обернулась до самого вокзала. Ќе обернулась и на вокзале, вход€ в купе третьеклассного вагона. ѕоезд шел в “улон, € на вс€кий случай вз€л билет до —ен-–афаэл€, подн€лс€ в соседнее купе. ≈хала она, очевидно, недалеко, но куда? я высовывалс€ в окно в Ќапуле, в “эуле... Ќаконец, высунувшись на минутной остановке в “рэй€се, увидал, что она идет уже к выходу со станции. я выскочил из вагона и оп€ть пошел за ней, держась, однако, в некотором отдалении. “ут пришлось идти долго Ц и по извивам шоссе вдоль обрывов над морем, и по крутым каменистым тропинкам сквозь мелкий сосновый лес, по которым она сокращала путь к берегу, к заливчикам, изрезывающим берег в этой скалистой, покрытой лесом и пустынной местности, этот скат прибрежных гор. Ѕлизилс€ полдень, было жарко, воздух неподвижен и густ от запаха гор€чей хвои, нигде ни души, ни звука, Ц только пилили, скрежетали цикады, Ц открытое к югу море сверкало, прыгало крупными серебр€ными звездами... Ќаконец она сбежала по тропинке к зеленому заливчику между сангвиновыми утесами, бросила зонтик на песок, быстро разулась, Ц была на босу ногу, Ц и стала раздеватьс€. я лег на каменистый отвес, под которым она расстегивала свое мрачно-цветистое платье, гл€дел и думал, что, верно, и купальный костюм у нее такой же зловещий. Ќо никакого костюма под платьем не оказалось, Ц была одна коротка€ розова€ сорочка. —кинув и сорочку, она, вс€ коричнева€ от загара, сильна€, крепка€, пошла по голышам к светлой, прозрачной воде, напр€га€ красивые щиколки, подергива€ крутыми половинками зада, блест€ загаром бедер. ” воды она посто€ла, Ц должно быть, щур€сь от ее ослепительности, Ц потом зашумела в ней ногами, присела, окунулась до плеч и, повернувшись, легла на живот, пот€нулась, раскинув ноги, к песчаному прибрежью, положила на него локти и черную голову. ¬дали широко и свободно трепетала колючим серебром равнина мор€, замкнутый заливчик и весь его скалистый уют, все жарче пекло солнце, и така€ тишина сто€ла в этой знойной пустыне скал и мелкого южного леса, что слышно было, как иногда набегала на тело, ничком лежащее подо мной, и сбегала с его сверкающей спины, раздвоенного зада и крупных раздвинутых ног сеть мелкой стекл€нной зыби. я, лежа и выгл€дыва€ из-за камней, все больше тревожилс€ видом этой великолепной наготы, все больше забывал нелепость и дерзость своего поступка, приподн€лс€, закурива€ от волнени€ трубку, Ц и вдруг она тоже подн€ла голову и вопросительно уставилась на мен€ снизу вверх, продолжа€, однако, лежать, как лежала. я встал, не зна€, что делать, что сказать. ќна заговорила перва€:

Ц я всю дорогу слышала, что сзади мен€ кто-то идет. ѕочему вы поехали за мной?

я решилс€ отвечать без обин€ков:

Ц ѕростите, из любопытства...

ќна перебила мен€:

Ц ƒа, вы, очевидно, любознательны. Odette мне сказала, что вы расспрашивали ее обо мне, € случайно слышала, что вы русский, и потому не удивилась Ц все русские не в меру любознательны. Ќо почему все-таки вы поехали за мной?

Ц ¬ силу все той же любознательности, Ц в частности, и профессиональной.

Ц ƒа, знаю, вы живописец.

Ц ƒа, а вы живописны.  роме того, вы каждый день куда-то уходили по утрам, и это мен€ интриговало, Ц куда, зачем? Ц пропускали завтраки, что не часто случаетс€ с жильцами пансионов, да и вид у вас был всегда не совсем обычный, на чем-то сосредоточенный. ƒержитесь вы одиноко, молчаливо, что-то как будто таите в себе... Ќу, а почему € не ушел, как только вы стали раздеватьс€...

Ц Ќу, это-то пон€тно, Ц сказала она.

», помолчав, прибавила:

Ц я сейчас выйду. ќтвернитесь на минуту и потом идите сюда. ¬ы мен€ тоже заинтересовали.

Ц Ќи за что не отвернусь, Ц ответил €. Ц я художник, и мы не дети.

ќна пожала плечом:

Ц Ќу, хорошо, мне все равно...

» встала во весь рост, показыва€ всю себ€ спереди во всей своей женской силе, не спеша пробралась по гальке, накинула на голову свою розовую сорочку, потом открыла в ней свое серьезное лицо, опустила ее на мокрое тело. я сбежал к ней, и мы сели р€дом.

Ц  роме трубки, у вас есть, может быть, и папиросы? Ц спросила она.

Ц ≈сть.

Ц ƒайте мне.

я дал, зажег спичку.

Ц —пасибо.

», зат€гива€сь, она стала гл€деть вдаль, пошевелива€ пальцами ноги, не оборачива€сь; иронически сказала вдруг:

Ц “ак € еще могу нравитьс€?

Ц ≈ще бы! Ц воскликнул €. Ц ѕрекрасное тело, чудесные волосы, глаза... “олько очень уж недоброе выражение лица.

Ц Ёто потому, что €, правда, зан€та одной злой мыслью.

Ц я так и думал. ¬ы с кем-то недавно расстались, кто-то вас оставил...

Ц Ќе оставил, а бросил. —бежал от мен€. я знала, что он пропащий человек, но € его как-то любила. ќказалось, что любила просто негод€€. ¬стретилась € с ним мес€ца полтора тому назад в ћонте- арло. »грала в тот вечер в казино. ќн сто€л р€дом, тоже играл, следил сумасшедшими глазами за шариком и все выигрывал, выиграл раз, два, три, четыре... я тоже все выигрывала, он это видел и вдруг сказал:

УЎабаш! Assez!Ф Ц и повернулс€ ко мне: УN'est-ce pas, madame?Ф я, сме€сь, ответила: Уƒа, шабаш!Ф Ц Ујх, вы русска€?Ф Ц У ак видитеФ. Ц У“огда идем кутить!Ф я посмотрела Ц очень потрепанный, но из€щный с виду человек... ќстальное нетрудно угадать.

Ц ƒа, нетрудно. ѕочувствовали себ€ за ужином близкими, говорили без конца, удивились, когда настал час расставатьс€...

Ц —овершенно верно. » не расстались и начали проматывать выигранное. ∆или в ћонте- арло, в “юрби, в Ќицце, завтракали и обедали в кабаках на дороге между  аннами и Ќиццой Ц вы, верно, знаете, что это стоит! Ц жили одно врем€ даже в отеле на Cap d'Antibes, притвор€€сь богатыми людьми... ј денег оставалось все меньше, поездки в ћонте- арло на последние гроши кончались крахом... ќн стал куда-то исчезать и возвращатьс€ оп€ть с деньгами, хот€ привозил пуст€ки Ц франков сто, п€тьдес€т... ѕотом где-то продал мои серьги, обручальное кольцо, Ц € была когда-то замужем, Ц золотой нательный крест...

Ц », конечно, увер€л, что вот-вот откуда-то получит какой-то большой долг, что у него есть знатные и состо€тельные друзь€ и знакомые.

Ц ƒа, именно так.  то он, € точно и теперь не знаю, он избегал говорить подробно и €сно о своей прошлой жизни, и € как-то невнимательно относилась к этому. Ќу, обычное прошлое многих эмигрантов: ѕетербург, служба в блест€щем полку, потом война, революци€,  онстантинополь... ¬ ѕариже, благодар€ прежним св€з€м, будто бы устраивалс€ и всегда может устроитьс€ очень недурно, а пока Ц ћонте- арло или же посто€нна€ возможность, как он говорил, перехватить в Ќицце у каких-то титулованных друзей... я уже падала духом, приходила в отча€ние, но он только усмехалс€: УЅудь спокойна, положись на мен€, € уж сделал некоторые серьезные демарши в ѕариже, а какие именно, это, как говоритс€, не женского ума дело...Ф

Ц “ак, так...

Ц „то так?

» она вдруг обернулась ко мне, сверкнув глазами, далеко швырнув потухшую папиросу.

Ц ¬ас все это потешает?

я схватил и сжал ее руку:

Ц  ак вам не стыдно! ¬от € напишу вас ћедузой или Ќемезидой!

Ц Ёто богин€ мести?

Ц ƒа, и очень зла€.

ќна печально усмехнулась:

Ц Ќемезида! ”ж кака€ там Ќемезида! Ќет, вы хороший... ƒайте еще папиросу. ¬ыучил курить... ¬сему выучил!

», закурив, оп€ть стала смотреть вдаль.

Ц я забыл вам сказать еще то, как € был удивлен, когда увидал, куда вы ездите купатьс€, Ц целое путешествие каждый день и с какою целью? “еперь понимаю: ищете одиночества.

Ц ƒа...

—олнечный жар тек все гуще, цикады на гор€чих, пахучих соснах пилили, скрежетали все настойчивее, €ростней, Ц € чувствовал, как должны быть накалены ее черные волосы, открытые плечи, ноги, и сказал:

Ц ѕерейдем в тень, уж очень жжет, и доскажите мне вашу печальную историю.

ќна очнулась:

Ц ѕерейдем...

» мы обошли полукруг заливчика и сели в светлой и знойной тени под красными утесами. я оп€ть вз€л ее руку и оставил в своей. ќна не заметила этого.

Ц „то ж тут досказывать? Ц сказала она. Ц ћне уж как-то расхотелось вспоминать всю эту действительно очень печальную и постыдную историю. ¬ы, веро€тно, думаете, что € привычна€ содержанка то одного, то другого мошенника. Ќичего подобного. ѕрошлое мое тоже самое обыкновенное. ћуж был в ƒобровольческой армии, сперва у ƒеникина, потом у ¬рангел€, а когда мы докатились до ѕарижа, стал, конечно, шофером, но начал спиватьс€ и спилс€ до того, что потер€л работу и превратилс€ в насто€щего бос€ка. ѕродолжать жить с ним € уже никак не могла. ¬идела его последний раз на ћонпарнасе, у дверей УƒоминикаФ, Ц знаете, конечно, этот русский кабачок? Ќочь, дождь, а он в опорках, топчетс€ в лужах, подбегает, согнувшись, к прохожим, прот€гивает руку за подачкой, неловко помогает, лучше сказать, мешает вылезать из такси подъезжающим... я посто€ла, посмотрела на него, подошла к нему. ”знал, испугалс€, сконфузилс€, Ц вы не можете себе представить, какой это прекрасный, добрый, деликатный человек! Ц стоит, растер€нно смотрит на мен€: Ућаша, ты?Ф ћаленький, оборванный, небритый, весь зарос рыжей щетиной, мокрый, дрожит от холода... я дала ему все, что было у мен€ в сумочке, он схватил мою руку мокрой, лед€ной ручкой, стал целовать ее и тр€стись от слез. Ќо что же € могла сделать? “олько посылать ему раза два, три в мес€ц по сто, по двести франков, Ц у мен€ в ѕариже шл€пна€ мастерска€, и € довольно прилично зарабатываю. ј сюда € приехала отдохнуть, покупатьс€ Ц и вот... Ќа дн€х уеду в ѕариж. ¬стретитьс€ с ним, дать ему пощечину и тому подобное Ц очень глупа€ мечта, и знаете, когда пон€ла это уж как следует? ¬от только сейчас, благодар€ вам. —тала рассказывать и пон€ла...

Ц Ќо все-таки как же он сбежал?

Ц јх, в том-то и дело, что уж очень подло. ѕоселились мы в этом самом пансиончике, где мы с вами оказались сосед€ми, Ц это после отел€-то на Cap d'Antibes! Ц и пошли однажды вечером, всего дней дес€ть тому назад, пить чай в казино. Ќу, конечно, музыка, несколько танцующих пар, Ц € уж больше просто видеть не могла без отвращени€ всего этого, нагл€делась достаточно! Ц однако сижу, ем пирожные, которые он заказывает дл€ мен€ и дл€ себ€ и все как-то странно смеетс€, Ц посмотри, посмотри, говорит про музыкантов, насто€щие обезь€ны, как топают и кривл€ютс€! ѕотом открывает пустой портсигар, зовет шассера, приказывает ему принести английских папирос, тот приносит, он рассе€нно говорит мерси, € вам заплачу после ча€, гл€дит на свои ногти и обращаетс€ ко мне: У”жас какие руки! ѕойду помою...Ф ¬стает и уходит...

Ц » больше не возвращаетс€.

Ц ƒа. ј € сижу и жду. ∆ду дес€ть минут, двадцать, полчаса, час... ѕредставл€ете вы это себе?

Ц ѕредставл€ю...

я очень €сно представил себе: сид€т за чайным столиком, смотр€т, молчат, по-разному думают о своем мерзком положении... «а стеклами больших окон вечереющее небо и гл€нец, штиль мор€, вис€т темнеющие ветви пальм, музыканты, как неживые, топают ногами в пол, дуют в инструменты, бьют в металлические тарелки, мужчины, шарка€ и кача€сь в лад им, напирают на своих дам, будто таща их к €вно определенной цели... ћалый в крагах и в некотором подобии зеленого мундира подает ему, почтительно сн€в картуз, пачку УHigh-LifeФ...

Ц Ќу и что же? ¬ы сидите...

Ц я сижу и чувствую, что погибаю. ћузыканты ушли, зал опустел, зажегс€ электрический свет...

Ц ѕосинели окна...

Ц ƒа, а € все не могу подн€тьс€ с места: что делать, как спастись? ¬ сумочке у мен€ всего шесть франков и кака€-то мелочь!

Ц ј он действительно пошел в уборную, сделал там что нужно, дума€ о своей мошеннической жизни, потом застегнулс€ и на цыпочках пробежал по коридорам к другому выходу, выскочил на улицу... ѕобойтесь Ѕога, подумайте, кого вы любили! »скать его, мстить ему? «а что? ¬ы не девочка, должны были видеть, кто он и в какое положение вы попали. ѕочему же продолжали эту ужасную во всех смыслах жизнь?

ќна помолчала, повела плечом:

Ц  ого € любила? не знаю. Ѕыла, как говоритс€, потребность любви, которой € по-насто€щему никогда не испытала...  ак мужчина, он мне ничего не давал и не мог дать, уже давно потер€л мужские способности... ƒолжна была видеть, кто он и в какое положение попала?  онечно, должна, да не хотелось видеть, думать Ц в первый раз в жизни жила такой жизнью, этим порочным праздником, всеми его удовольстви€ми, жила в каком-то наваждении. «ачем хотела где-то встретить его и как-то отомстить ему? ќп€ть наваждение, нав€зчива€ иде€. –азве € не чувствовала, что, кроме гадкого и жалкого скандала, € ничего не могла сделать? Ќо вы говорите: за что? ј вот за то, что это все-таки благодар€ ему € так низко пала, жила этой мошеннической жизнью, а главное, за тот ужас, позор, который € пережила в тот вечер в казино, когда он сбежал из клозета!  огда €, вне себ€, что-то лгала в кассе казино, вывертывалась, умол€ла вз€ть у мен€ в залог до завтра сумочку Ц и когда ее не вз€ли и презрительно простили мне и чай, и пирожные, и английские папиросы! ѕослала телеграмму в ѕариж, получила на третий день тыс€чу франков, пошла в казино Ц там, не гл€д€ на мен€, вз€ли деньги, даже счетик дали... јх, милый, никака€ € не ћедуза, € просто баба и к тому же очень чувствительна€, одинока€, несчастна€, но поймите же мен€ Ц ведь и у курицы есть сердце! я просто больна была все эти дни с того прокл€того вечера. » просто сам Ѕог послал мне вас, € как-то вдруг пришла в себ€... ѕустите мою руку, пора одеватьс€, скоро поезд из —ен-–афаэл€...

Ц Ѕог с ним, Ц сказал €. Ц ѕосмотрите лучше кругом на эти красные скалы, зеленый заливчик, кор€вые сосны, послушайте этот райский скрежет... ≈здить сюда мы теперь будем уж вместе. ѕравда?

Ц ѕравда.

Ц ¬месте и в ѕариж уедем.

Ц ƒа.

Ц ј что дальше, не стоит загадывать.

Ц ƒа, да.

Ц ћожно поцеловать руку?

Ц ћожно, можно...

13 июн€ 1944