пњљпњљпњљпњљпњљпњљпњљ@Mail.ru

«абота

—олнечный осенний вечер прохладен. »з-за дворов большого села, раст€нувшегос€ по скатам к лугам, к родниковой речке, желтеют новые ометы и скирды. ”лица села в тени, солнце опускаетс€ за дворами, за гумнами - и €рко краснеют против него глинистые бугры по ту сторону лугов, блестит на этих буграх стекло в избе мельника.

—тарик јвдей «абота, зажиточный мужик, собираетс€ в город.

¬озле его двора, на дороге между двором и пунькою, дремлет запр€женна€ в телегу сива€ кобыла с мелкими, врозь расставленными копытцами, с большими ресницами, с серыми усами и большой шершавой нижней губой јвдей курчав и сед, крупен и сумрачен, на плоской спине его, под линючей ситцевой рубашкой, выдаютс€ лопатки ќн ходит возле телеги, набитой соломой, с молотком в руке, держит губами пучок гвоздей и ни на кого не смотрит.

” него горе.

ќн все последние дни мучилс€ думами: продавать ли барана? Ѕаран стар, но продавать его не след, не врем€. ѕродавать нужно было бы хлеб. ќсень погожа€, урожай отличный, одна кладушка уже обмолочена, - только бы насыпать да в город. Ќо цены на рожь, на овес сто€т страшно низкие. Ќи зерна нельз€ продавать, как ни торопи нужда... ѕродумав неделю, јвдей решил расстатьс€ лучше с бараном.

Ќо он постарел за эту неделю, осунулс€ и потемнел в лице. ¬згл€д его тверд и сумрачен. —обираетс€ он, ни на кого не гл€д€.

ƒочь, в нижней коленкоровой юбке, без кофточки, в одних шерст€ных чулках, раза два робко и быстро перебежала дорогу от избы к пуньке. ќна тоже собираетс€ - на девишник к подруге, но боитс€ отца, боитс€ своей затаенной радости, своей беззаботности р€дом с его заботой, - стараетс€ проскользнуть незаметно. Ѕратишка, пузатый мальчик, в огромной старой шапке, - облизыва€ губы, разъеденные сопл€ми, долго хлопал, размахивал обрывком кнута и падал среди дороги. „тобы угодить отцу, она на бегу поймала его лед€ную пухлую ручку и таким вихрем умчала его в избу, что он не успел даже крикнуть.

—таруха стоит на пороге и не сводит жалостных глаз с јвде€.

ќна положила тонкую серую руку на выдающийс€ живот, а другую, подпирающую подбородок, поставила в ее ладонь. “емна€, морщиниста€, зубаста€, она имеет вид страдальческий. ѕанева ее коротка, ноги длинны и похожи на палки, ступни, потрескавшиес€ от гр€зи, холода и цыпок, - на куриные лапы ∆ивот ее выдаетс€, а спина горбитс€ от трудных родов, от т€желых чугунов ¬ разрез рубахи, темной от золы, видны тощие, повисшие, как у старой собаки, груди, а меж ними большой медный крест на засаленном гайтане.

≈е заботы сделали за долгую жизнь страдалицей, јвде€ нелюдимым.

“елега рассохлась, растрепалась. –аскапыва€ старновку в ее €щике, јвдей прибивает кое-где отставшие планки. ƒует предвечерний ветер и задирает сзади его рубаху, обнажает желобок на широкой сухой спине, показывает тугой гашник, низко врезавшийс€ в тело. ѕортки јвде€ вис€т по-стариковски - точно пустые. ѕодошел кобель и стал обнюхивать разбитые, блест€щие, только что помазанные дегтем сапоги, в опустившиес€ голенища которых заправлены эти портки. јвдей с размаху ударил кобел€ по боку молотком.

- ѕолушубок вынеси да хлебушка зав€жи, - сердито сказал он старухе.

«абив последний гвоздь, сдвинув со лба шапку, он решительно пошел в раскрытые ворота унавоженного двора. ѕоловина его была в тени, половина озарена золотистым светом. ¬ теневой половине куры усаживались на насест, на перемет, побелевший от их известкового помета, и заводили глаза. Ќахохлившись, сбились голуби под застреху в углу. ќни слабо заворковали, когда вошел јвдей...  ак радовали его всегда эти хоз€йственные куры, голуби, этот теплый двор, его глубокий навоз, плетенные из лозн€ка и обмазанные коров€ком с глиной закутки! Ќа старой телеге без передков, давно загр€зшей в навозе, вал€лс€ обрывок. ¬з€в его, јвдей направилс€ к закутке, где взаперти сидел баран.

- Ѕатюшка, мать вспрашивает: огурчика положить? крикнула девка, загл€дыва€ в ворота.

- ј сама не знает? - строго откликнулс€ јвдей. - јй первый раз?

«а решетчатой дверью закуты шуршала солома. Ѕольшой круторогий баран в толстой, вьющейс€ дымчатой овчине, с удивленным бараньим взгл€дом, с бараньей щеголеватостью, ходил по соломе, мелко тр€с€ жирным хвостом. Ѕыстро распахнув дверь, јвдей кинулс€ на барана всем телом, сбил, повалил его и торопливо стал св€зывать обрывком его тонкие ножки. Ѕаран удивилс€ еще более, но не издал ни звука, только глаза выкатил. јвдей поддел под св€занный обрывок руку, натужилс€ и, волоча барана спиной по навозу, потащил его за ворота, к телеге. Ѕаран, выкатив белые глаза, сделавшись похожим на турка, мелко и быстро тр€с хвостом и лизал шершавым €зыком руку јвде€...

„ерез полчаса јвдей в пути.

ћедлительно скрипит, т€нетс€ с горки на горку, проходит мимо изб и пунек, то в тени, то на солнце, по-дорожному пахнуща€ дегтем телега. ¬ задке ее лежит веревочный хрептуг с сеном, в передке, на старновке - св€занный, спокойный баран. јвдей, в полушубке и глубоко надвинутой шапке, с кнутом под мышкой, с трубкой в зубах, изредка пуска€ через плечо сладкий, пахнущий донником дым, не спеша, по-дорожному, шагает за колесами.

¬от и крайн€€ изба, голый и широкий большак: тут поворот влево, на город. — неподвижно простертыми обломками крыльев стоит на нем ветр€к, как сто€л он и шестьдес€т лет тому назад, когда јвдей был еще ребенком. ¬озле беззаботно перекрикиваютс€, прыгают на одной ножке, играют в лунки мальчишки... "ѕодождите, доиграетесь!" - думает јвдей.

ѕод скатом мелка€ речка разливаетс€ широким плесом по белому щебню, кое-как перекинут мост на ту сторону. ѕлес ослепительно блестит; желто-каменистый подъем за ним весь в зеркальных веселых разводах, в медленно переливающихс€ отражени€х. ѕо мосту едут бездельники-охотники: высока€ гнеда€ лошадь, беговые дрожки, на дрожках, один за другим, сид€т верхом два человека, и торчат из-за спин два ружейных ствола. јвдей т€нет веревочную вожжу, останавливает свою кобылку и ждет, пока переберутс€ по узкому и зыбкому мосту встречные. јвдей гл€дит, но видит все, как во сне. ќн от гор€ ко всему равнодушен - как больной.

Ќаконец, перебралс€ и он через мост. ѕодн€лс€ на гору, спустилс€ в котловину и оп€ть стал подниматьс€... ∆естка€, выгоревша€ за лето мурава ржаво краснеет по каменистым перевалам старой мертвой дороги. Ётим перевалам конца нет. ƒо города верст двадцать п€ть, но он всегда, всю жизнь казалс€ јвдею очень далеким. — перевала на перевал поднимаетс€, идет он, задумчиво гл€д€ вперед. —олнце сзади него краснеет, садитс€. —и€нием окружена лежаща€ по мураве тень јвде€, длинна€ тень телеги, лошади. ѕусто кругом, далеко видно. ¬оронье бесприютно, по-осеннему ночует на опушке желтых жнивий. Ќа горизонте р€д телеграфных столбов, уход€щих в бесконечное поле. јлыми клубами бежит назад дым бегущего товарного поезда - длинной цепи красных вагонов. јвдей до сих пор гл€дит на поезда непри€зненно. –аз в жизни ехал и он по железной дороге. » зака€лс€: все врем€ кружитс€ голова, все врем€ страшно...

ƒойд€ до железной дороги, пересекающей большак, он ждет возле переезда, закрытого шлагбаумом. Ќепри€тно рано, по-осеннему, зажгли огонь в будке.

ƒальше - шоссе, сама€ скучна€ дорога на свете...

јвдею шестьдес€т семь лет: скоро умирать. ќсобой нужды он никогда не знал, от бед, несчастии бог его миловал.

- –асскажи что-нибудь интересное, что было в твоей жизни, - сказал ему однажды молодой барин.

- ” мен€, слава богу, ничего такого не было, - ответил јвдей. - ¬от семой дес€ток живу, а, благодарю бога, интересного ничего не было.

Ќо заботы всю жизнь поедом ели его. ∆аден, - говорили про него соседи победней. "ƒа ведь тебе, побирушке, хорошо говорить!" - всегда со злобой думал в ответ на это јвдей.

—олнце закатилось, дует холодный ветер. јвдей прикрывает барана соломой, надвигает шапку поглубже, запускает руки в рукава и мерно шагает по краю шоссе за скрип€щей телегой.

Ўирокий старческий нос его сизеет, стынет, ветер косит седую бороду. Ѕольшие серые брови сурово сдвинуты, в потухших глазах - тоска.

 апри. 24. 1. 1913