пњљпњљпњљпњљпњљпњљпњљ@Mail.ru

јэродром

ѕетербург ходит, задрав голову кверху.

ѕриезжий иностранец, наверное, подумал бы:

Ђ ака€ горда€ наци€ї.

»ли:

ЂЌе ищут ли они там, за звездами, чтоб погибнуть?ї

Ё, нет! Ќе ищут! ѕросто знают, что французы летать приехали,†Ц ну, и надеютс€, не залет€т ли, мол, сюда на улицу, чтоб на даровщинку поглазеть.

 аждый день, начина€ с двух часов, огромна€ толпа бежит, едет, идет и ползет по направлению к аэродрому. ѕолеты начинаютс€ (если только начинаютс€) в п€ть, но многие люб€т прийти с запасцем; часы в –оссии считаютс€ машинкой ненадежной и шаловливой и люб€т подурачить честной народ. »ногда поосмотришь: на Ќиколаевском вокзале стрелка показывает дес€ть часов утра, а на соседней колокольне восемь вечера.

Ќа аэродроме весел€тс€ как умеют: ругают буфет, пугают ветер, ругают солнце, ругают дождь, облака, холод, жару, воздух Ц ругают всю природу во всех ее атмосферических про€влени€х и уныло смотр€т на до-шатые ангары, около которых сует€тс€ тонконогие французы и избранна€ аэроклубом публика.

¬ыдвинут из ангара длинную зыбкую машину, похожую не то на се€лку, не то на ве€лку, потрещат винтом, поссор€тс€ и снова тащат на место. ј публика бежит из буфета и, руга€ бутерброды, спрашивает, кто полетел.

ѕосреди круга Ц палка с флагом.

ƒолго мучились, придумыва€ цвета. «а границей, если полет отмен€етс€, выкидывают красный. ” нас Ц полици€ запретила.

Ц†Ёто еще что за марсельеза!

„ерный Ц тоже нельз€.

Ц†“еррориста радовать? ј?

» желтый неудобно:

Ц† то его знает, что он там значит!

–ешили остановитьс€ на цвете bleu gendarme . ”спокоительный цвет. —остоитс€ полет, выкидывают bleu gendarme посветлее. Ќе состоитс€ Ц потемнее.

—мотрит публика и ничего не понимает. ѕойди растолкуй им разницу между голубым и синим.

Ќо вот завертелс€ винт, зашипел, загудел. ѕыль столбом. ≈ще минутка Ц и полетела се€лка-ве€лка.

—мотр€т, рты разинули. Ќекоторые перегл€дываютс€, улыба€сь, точно увидели, как рыба гул€ет на хвосте.

ћинут через дес€ть удивление проходит, и начинаетс€ критика:

Ц†ќчень это еще все несовершенно!

Ц†Ћетают, летают, даже надоело!

Ц†я, знаете, хочу потребовать деньги обратно.

Ќа пол€нке, где ждут извозчики и стоит бесплатна€

публика, критики еще строже.

Ц†¬идал, как энтот полетел?

Ц†≈сть чего смотреть-то! я думала, и вправду машина полетит. ј он вз€л четыре палки, нат€нул холстину, да и все тут. Ёдак-то и каждый полетит.

Ц†» ты полетишь?

Ц†ћне нельз€: € при лошади.

Ц†ј кабы не лошадь, так полетел бы?

Ц†ќтв€жись ты, ока€нный ты человек!

Ц†ј что, √ригорий, видал, как люди нынче летать стали?

Ц†Ћю-у-ди? √де ж оны летают?

Ц† ак где? ƒа вон, сейчас летел.

Ц†Ѕарин летел, а ты говоришь люди. „его барину не полететь,†Ц народ обеспеченный.

Ц†Ћетают? ј пусть себе летают. ћне-то что! ¬олнуютс€ и спрашивают о мнении больше интеллигенты. ћужики и извозчики чрезвычайно равнодушны.

ѕосмотрит сонными глазами на пар€щего ‘армана и сплюнет с таким видом, точно у себ€ в «ам€кишне и не такие штуки видывал.

¬ середину круга Ц к ангарам, аппаратам и тонконогим французам Ц попасть очень трудно.

Ќужна особа€ протекци€.

ќдин инженер, набравшись храбрости, рискнул и перешел заколдованную черту.

Ќе успел он сделать дес€ти шагов, как к нему подошел какой-то полный господин, иностранного покро€, очевидно, один из участников воздушного дела, и, вежливо поклонившись, что-то спросил по-немецки.

»нженер этого €зыка не знал и ответил по-французски, что очень просит разрешить ему посмотреть поближе машины, так как он сам специалист и очень авиатикой интересуетс€.

Ќо полный немец не понимал по-французски и снова сказал что-то по-немецки и грустно покачал головой.

»нженер пон€л, что немец и рад бы был пропустить его, но не может, так как это будет против правил. ќн вздохнул, извинилс€, развел руками и вернулс€ на свое место. Ќемец тоже исчез.

 огда полет окончилс€ и публика стала расходитьс€, инженер снова увидел своего немца. “от сидел на автомобиле и ласково указывал свободное место около себ€, предлага€ подвезти.

Ђ акой любезный народ эти иностранцыї,†Ц подумал инженер и с радостью воспользовалс€ предложением, тем более что при разъезде с аэродрома очень трудно разыскать своего извозчика. ¬се они, позабыв свой номер и свое им€, п€л€т глаза на небо.

–азговарива€ больше жестами и любезными улыбками, инженер и немец делились впечатлени€ми дн€. –усские вообще как-то слащаво жентильничают с иностранцами, в особенности если говор€т на чужом €зыке, и непременно скажут Ђpardonї там, где по-русски привычно и верно звучит: Ђќ, чтоб теб€!ї

Ц†’е-хе!†Ц радушничал немец, устраива€ инженера поудобнее.

Ц†’е-хе!†Ц деликатничал инженер, усажива€сь на самый краешек.

“ак ехали они умиленно, весело и при€тно, как вдруг на повороте немец высунулс€ вперед и крикнул шоферу:

Ц†«абирай левее, братец, там будет посвободнее, а то, видишь сам, кака€ давка,†Ц ни тпру, ни ну!

“ак и отчеканил на чистейшем русском €зыке. »нженер чуть не выскочил:

Ц†ƒа ведь вы русский, черт васЕ

Ц†√осподи! ƒа ведь и вы! „его ж вы дурака ломали! я думал, что вы из самых главных французов! ј выЕ

Ц†“ак чего же вы мен€ из круга прогнали?†Ц возмущалс€ инженер.

Ц†я вас? √осподь с вами! Ёто вы мен€, а не € вас. я подошел и вежливенько попросил позволени€ остатьс€, а вы все только руками разводили. » рад бы, мол, да не имею права. ј € еще подумал: Ђ акой симпатичный, кабы не так строго, он бы мен€ пустилї. Ёх вы!

Ц†» вы тоже хороши! ќбрадовались, что с французом на автомобиле едете!

Ц†ј вы не рады были, что вас воздушный немец везет! Ёх вы!

Ц†» как же это вы не догадались?

Ц†ј вы отчего не догадались? Ќашли тоже француза!

» долго и горько они укор€ли друг друга.

¬от кака€ печальна€ истори€ разыгралась у нас на аэродроме.

Ќевольно возникает вопрос:

Ц†ѕолезно ли воздухоплавание?