пњљпњљпњљпњљпњљпњљпњљ@Mail.ru

ќ нежности

Ђј нежность... где ее нет!ї Ц сказала ќбломову ќльга.

„то это за фраза?  ак ее следует пошшать? ѕочему такое уничижение нежности? » где она так часто встречаетс€?

я думаю, что здесь неточность, что по нежность осуждаетс€ пламенной ќльгой, а модна€ в то врем€ сентиментальность, фальшивое, поверхностное и манерное зан€тие. »менно зан€тие, а не чувство.

Ќо как можно осудить нежность?

Ќежность Ц самый кроткий, робкий, божественный лик любви? —естра нежности Ц жалость и они всегда вместе.

”видите вы их не часто, но иногда встретите там, где никак не ожидали и в сочетании самом удивительном.

Ћюбовь-страсть всегда с огл€дкой на себ€. ќна хочет покорить, обольстить, она хочет нравитьс€, она охорашиваетс€, подбочениваетс€, мерит, все врем€ боитс€ упустить потер€нное.

Ћюбовь-нежность (жалость) Ц все отдает, и нет ей предела. » никогда она на себ€ не огл€нетс€, потому что Ђне ищет своегої. “олько она одна и не ищет.

Ќо не надо думать, что чувство нежности принижает человека. Ќаоборот. Ќежность идет сверху, она заботитс€ о любимом, охран€ет, опекает его. ј ведь заботитьс€ и охран€ть можно только существо беззащитное, нуждающеес€ в опеке. ѕоэтому слова нежности Ц слова уменьшительные, идущие от сильного к слабому.

Ц ƒеточка!  рошечка!

ѕусть деточке п€тьдес€т лет, а крошечке семьдес€т, нежность идет сверху и видит их маленькими, беззащитными, и мучаетс€ над ними, боитс€ за них.

Ќе может ¬алькири€, несмотр€ на всю свою любовь к «игфриду, назвать его Ђзаинькойї. ќна покорена силой «игфрида, в ее любви Ц уважение к мускулам и к силе духа. ќна любит геро€. Ќежности в такой любви быть не может.

≈сли маленька€, хрупка€, по природе нежна€ женщина полюбит держиморду, она будет искать момента, принижающего это могучее существо, чтобы открыть путь дл€ своей нежности.

Ц ќн, конечно, человек очень сильный, волевой, даже грубый, но, знаете, иногда, когда он спит, у него лицо делаетс€ вдруг таким детским, беспомощным.

Ёто нежность слепо, ощупью ищет своего пути.

ќдна молода€ датчанка, первый раз попавша€ во ‘ранцию, рассказывала с большим удивлением, что француженки называют своих детей кроликами и цыпл€тами. » даже Ц что совсем уже необъ€снимо Ц одна дама называла своего больного мужа капустой (mon chou) и кокошкой (ma cocotte).

Ц », знаете, Ц прибавл€ла она, Ц € заметила, что и на детей, и на больных это очень хорошо действует.

Ц ј разве у вас в ƒании нет никаких ласкательных слов?

Ц Ќет, ровно никаких.

Ц Ќу, а как же вы выражаете свою нежность?

Ц ≈сли мы любим кого-нибудь, то мы стараемс€ сделать дл€ него все, что только в наших силах, но называть почтенного человека курицей никому в голову не придет. Ќо странное дело, Ц прибавила она задумчиво, Ц € заметила, что такое обращение очень нравитс€ и даже очень хорошо действует на детей и больных.

Ќежность встречаетс€ редко и все реже.

—овременна€ жизнь трудна и сложна. —овременный человек и в любви стремитс€ прежде всего утвердить свою личность. Ћюбовь Ц единоборство.

Ц јга! Ћюбить? Ќу ладно же.

«асучили рукава, расправили плечи Ц ну-ка, кто кого?

ƒо нежности ли тут? » кого беречь, кого жалеть Ц все молодцы и герои.

 то познал нежность Ц тот отмечен.  опье архангела пронзило его душу, и уж не будет душе этой ни поко€, ни меры никогда.

¬ нашем представлении рисуетс€ нежность непременно в виде кроткой женщины, склонившейс€ к изголовью.

јх, что мы знаем об этих Ђкротких женщинахї! Ќичего мы о них не знаем.

Ќет, не там нужно искать нежность. я видела ее иначе. ¬ обликах совсем не поэтических, в простых, даже забавных.

¬ первый раз посетила она мою душу Ц давно. ƒуше моей было не более семи лет. ќгромные семь лет. —амые полные, насыщенные и значительные эти первые семь лет человеческой жизни.

Ѕыл вечер, была елка. Ѕыли и восторг, и зависть, и смех, и ревность, и обида, Ц весь аккорд душевных переживании.

» были подарены нам с младшей сестрой картонные слоники, серые с наклеенной на спине красной бархатной попонкой с золотым галуном. ѕопонка сбоку поднималась и внутри в животе у слоников бренчали конфетки.

Ѕыли подарки и поинтереснее. —лоники ведь просто картонажи с елки.

я высыпала из своего картонажа конфетки, живо их сгрызла, а самого слоника сунула под елку Ц пусть там спит, а за ночь придумаю, кому его подарить.

¬ечером, разбира€ игрушки и укладыва€ спать кукол, заметила, что сестра Ћена как-то особенно тихо копошитс€ в своем углу и со страхом на мен€ посматривает.

Ц „то бы это такое могло быть?

я подошла к ней, и она тотчас же схватила куклино оде€ло и что-то от мен€ прикрыла, спр€тала.

Ц „то у теб€ там?

ќна засопела и, придержива€ оде€ло обеими руками, грозно сказала:

Ц ѕожалуйста, не смей!

“ут дл€ мен€ осталось два выхода Ц или сказать Ђхочуї и Ђбудуї Ц и лезть напролом, или сделать вид, что мне вовсе не интересно. я выбрала последнее.

Ц ќчень мне нужно!

ѕовернулась и пошла в свой угол. Ќо любопытство мучило, и € искоса следила за Ћеной. ќна что-то все поглаживала, шептала. »зредка косила на мен€ испуганный круглый свой глазок. я продолжала делать вид, что мне все это ничуть не интересно, и даже стала напевать себе под нос.

» мне удалось обмануть ее. ќна встала, нерешительно шагнула раз, два, и вид€, что € сижу спокойно, вышла из комнаты.

¬ два прыжка € была уже в ее углу, содрала оде€льце и увидела нечто ужасно смешное. ѕоложив голову на подушечку, лежал спеленутый слоник, безобразный, жалкий, носатый. ¬ылезающий из сложенной чепчиком тр€пки хобот и часть отвислого уха Ц все было так беззащитно, покорно и кротко и вместе с тем так невыносимо смешно, что семилетн€€ душа мо€ растер€лась. » еще увидела € под хоботом у слоника огрызок пр€ника и два ореха. » от всего этого стало мне так больно, так невыносимо, что, чтобы как-нибудь вырватьс€ из этой странной муки, € стала сме€тьс€ и кричать:

Ц Ћена! √лупа€ Ћена! ќна слона спеленала! —мотрите! —мотрите!

» Ћена бежит, красна€, испуганна€, с таким отча€нием в глазах, толкает мен€, пр€чет своего слоника. ј € все кричу:

Ц —мотрите, смотрите! ќна слона спеленала!

» Ћена бьет мен€ крошечным толстым своим кулаком, м€гким, как резинка, и прерывающимс€ шепотом говорит:

Ц Ќе смей над ним сме€тьс€! ¬едь € теб€ у-у-убить могу!

» плачет, очевидно от ужаса, что способна на такое преступление.

ћне не больно от ее кулака. ќн маленький и похож на резинку, но то, что она защищает своего уродца от мен€, большой и сильной, умеющей Ц она это знает Ц дратьс€ ногами, и сам этот уродец, носатый, невинный, в тр€почном чепчике, Ц все это такой болью, такой невыносимой, беспредельной, безысходной жалостью сжимает мою маленькую, еще слепую душу, что € хватаю Ћену за плечи и начинаю плакать и кричать, кричать, кричать...  артонного слоника с красной попонкой Ц уродца в тр€почном чепчике Ц забуду ли € когда-нибудь?

* * *

» вот еще истори€ Ц очень похожа€ на эту. “оже истори€ детской души.

Ѕыл у моих знакомых, еще в ѕетербурге, мальчик ћиша, четырех лет от роду.

ћиша был грубый мальчишка, говорил басом, смотрел исподлобь€.  огда бывал в хорошем настроении, напевал себе под нос: Ђбум-бум-бумї и пл€сал, как медведь, переступа€ с ноги на ногу. ѕл€сал только, когда был один в комнате. ≈сли кто-нибудь невзначай войдет, ћиша от стыда, что ли, приходил в €рость, бросалс€ к вошедшему и бил его кулаками по колен€м Ц выше он достать не мог.

ћрачный был мальчик. √оворил мало и плохо, развивалс€ туго, любил делать то, что запрещено, и делал €вно, назло, потому что при этом погл€дывал исподтишка на старших. Ћез в печку, брал в рот гвозди и гр€зные перь€, запускал руку в вазочку с вареньем, одним словом, был отпетый малый.

» вот как-то принесли к нему в детскую, очевидно, за ненадобностью, довольно большой старый медный подсвечник.

ћиша потащил его к своим игрушкам, к автомобилю, па€цу, кораблю и барану, поставил на почетное место, а вечером, несмотр€ на протесты н€ньки, вз€л его с собою в кровать. » ночью увидела н€нька, что подсвечник лежал посреди постели, положив на подушку верхушку с дыркой, в которую вставл€ют свечку. Ћежал подсвечник, укрытый Ђдо плечї простыней и оде€лом, а сам ћиша, голый и холодный, свернулс€ комком в уголочке и ноги поджал, чтобы не мешать подсвечнику. » несколько раз укладывала его н€нька на место, но всегда, просыпа€сь, видела подсвечник уложенным и прикрытым, а ћишу голого и холодного Ц у его ног.

Ќа другой день решили подсвечник отобрать, но ћиша так отча€нно рыдал, что у него даже сделалс€ жар. ѕодсвечник оставили в детской, но не позволили брать с собою в кровать. ћиша спал беспокойно и, просыпа€сь, поднимал голову и озабоченно смотрел в сторону подсвечника Ц тут ли он.

ј когда встал, сейчас же уложил подсвечник на свое место, очевидно, чтобы тот отдохнул от неудобной ночи.

» вот как-то после обеда дали ћише шоколадку. ≈му вообще сладкого никогда не давали Ц доктор запретил, Ц так что это был дл€ него большой праздник. ќн даже покраснел. ¬з€л шоколадку и пошел своей звериной походкой в детскую. ѕотом слышно было, как он запел: Ђбум-бум-бумї и затопал медвежью пл€ску.

ј утром н€ньку, убира€ комнату, нашла его шоколадку нетронутой Ц он ее засунул в свой подсвечник. ќн угостил, отдал все, что было в его жизни самого лучшего, и, отдав, пл€сал и пел от радости.

* * *

ћы жили в санатории под ѕарижем.

—анатори€ принадлежала русскому врачу, и почти все ее население было русское.

√ул€ли, ели, слушали радио, играли в бридж, сплетничали.

Ќасто€щих больных было только двое Ц чахоточна€ девочка, которую никто никогда не видел, и злющий старик, поправл€вшийс€ от тифа.

—тарик часто сидел на террасе в шезлонге, обложенный подушками, укутанный пледами, бледный, бородатый, всегда молчал и, если кто проходил мимо, отворачивалс€ и закрывал глаза.

¬округ старика трепетной птицей вилась его жена. ∆енщина немолода€, суха€, легка€, с лицом ув€дшим и с такими тревожно-счастливыми глазами, которые точно увидели радость и верить этой радости бо€тс€.

» никогда она не сидела спокойно. ¬се что-то поправл€ла около своего больного. “о перевертывала ему газету, то взбивала подушку, то подтыкивала плед, то бежала греть молоко, то капала лекарство. ¬се эти услуги старик принимал с €вным отвращением, а она от страха перед этим отвращением рон€ла ложку, проливала молоко, задевала его газетой по носу. » все врем€ улыбалась дрожащими губами и рассказывала вс€кие веселые вещи. –асскажет и засмеетс€, чтобы показать ему, что это смешно, что это весело. ќн делал вид, что не слышит, и отворачивалс€.

 огда он засыпал в кресле, она позвол€ла себе сесть р€дом и даже вз€ть книгу. Ќо книгу она не читала, потому что, напр€женно выт€нув шею, прислушивалась к его дыханию.

«автракал и обедал он у себ€ в комнате, и она одна спускалась в столовую. » каждое утро с газетой в руках она носилась от столика к столику, приветливо со всеми беседовала и спрашивала:

Ц ¬от, может быть, вы мне поможете? ¬от здесь крестословица. Ђ„то бывает в жилом доме, в четыре буквыї. я думала Ђокної, но перва€ буква Ђиї, потому что вертикально Ђженщина, обращенна€ в коровуї, значит »о.

» по€сн€ла:

Ц я записываю на бумажке, чтобы помочь —ергею —ергеевичу. ќн всегда решает крестословицы, и, если затрудн€етс€, € ему прихожу на помощь. ¬едь это единственное его развлечение. “ак что уж мы с ним всегда, после дневного отдыха, предаемс€ этому зан€тию. Ѕольные ведь как дети. я так рада, что хоть это его забавл€ет. „тение дл€ него утомительно. “ак вы не знаете, что бывает в доме в четыре буквы на Ђиї? Ќу, так € спрошу у той барышни, что сидит на балконе.

» летит, легка€, суха€, на балкон к среднему столику, от столика еще куда-нибудь и всем приветливо объ€сн€ет, что ее мужа развлекают крестословицы и как она ему помогает в трудных случа€х.

Ц «наете, больные, они как дети!

» ласково всем кивала и посмеивалась, точно все мы были в каком-то веселом с ней заговоре и, конечно, тоже радуемс€, стара€сь угадать трудное слово крестословицы, чтобы быть полезными очаровательному —ергею —ергеевичу.

≈е жалели и относились к ней с большой симпатией.

Ц ”мна€ была женщина, бактериолог. ћного научных работ. » вот бросила все и мечетс€ с крестословицами.

Ц ј что он собою представл€ет?

Ц ќн? ƒа как вам сказать, Ц нечто неопределенное. Ѕыл как будто общественным де€телем, не из видных. ѕисал в провинциальных газетах. ¬ общем, кажетс€, просто дурак с фанабери€ми.

Ёти часа полтора во врем€ завтрака были, кажетс€, лучшими моментами ее жизни. Ёто была подготовка к блаженному моменту, когда Ђемуї, может быть, понадобитс€ ее помощь.

» вот, как-то он выполз на террасу раньше обычного, когда кое-кто из пансионеров еще не встал из-за стола.

ќна долго усаживала его, укрывала пледами, подкладывала подушки. ќн морщилс€ и сердито отталкивал ее руку, если она не сразу угадывала его желани€.

Ќаконец он успокоилс€.

ќна, радостно поежива€сь, схватила газету.

Ц ¬от, —ереженька, сегодн€, кажетс€, очень интересна€ крестословица.

ќн вдруг приподн€л голову, выкатил злые желтые глаза и весь затр€сс€.

Ц ”бирайс€ ты наконец к черту со своими идиотскими крестословицами! Ц бешено зашипел он.

ќна побледнела и вс€ как-то опустилась.

Ц Ќо ведь ты же... Ц растер€нно лепетала она. Ц ¬едь ты же всегда интересовалс€...

Ц Ќикогда € не интересовалс€! Ц все тр€сс€ и шипел он, с звериным наслаждением гл€д€ на ее бледное, отча€нное лицо. Ц Ќикогда! Ёто ты лезла с упорством дегенератки, какова€ ты и есть! »-ди-отка!

ќна ничего не ответила. ќна только с трудом проглотила воздух, крепко прижала руки к груди и огл€делась кругом с такой болью и с таким отча€нием, точно искала помощи. Ќо кто же может отнестить серьезно к такому смешному и глупому горю?

“олько маленький мальчик, сидевший за соседним столиком и видевший эту сцену, вдруг зажмурилс€ и горько-горько заплакал.

* * *

ќн жил в одном доме с нами. ќн был когда-то другом моего покойного отца, кажетс€, даже товарищем по университету.

Ќо в то врем€, о котором € сейчас хочу рассказать, он почти никогда у нас не бывал. ¬идали мы его только рано утром на улице. ќн гул€л со своей собакой.

Ќо слышали мы о нем часто. ќн был очень важным сановником, очень нелюбимым и осуждаемым за ретроградство, за Ђнепонимание моментаї, крутым, злобным человеком, Ђтемной силой, тормоз€щей молодую –оссию на ее светлом путиї. ¬от как о нем говорили.

» еще говорили о том, что он тридцать п€ть лет состоит мужем женщины, выдающейс€ красотой и умом.

ѕройти такой стаж было, веро€тно, очень т€жело.

Ѕыть мужем красавицы трудно. Ќо красота пропадает, и женщина успокаиваетс€. Ќо если красавица вдобавок и умна Ц то поко€ уже никогда не настанет. ”мна€ красавица, потер€в красоту, заткнет пустое место благотворительностью, общественной де€тельностью, политикой. “ут поко€ не будет.

∆ена сановника была умна, писала знаменитым люд€м письма исторического значени€, наполн€ла свой салон передовыми людьми и о муже отзывалась иронически.

¬прочем, сейчас € не совсем уверена в том, что эта женщина была умна. ¬ те времена была мода на вдумчивость и серьезность, на кокетничанье отсутствием кокетства, на наигранный интерес к передовым иде€м и каким-то Ђстуденческим вопросамї. ≈сли женщина при этом была красива и богата, то репутаци€ умницы была за ней обеспечена.

ћожет быть, и в данном случае было так.

—ановник жил на своей половине, отделенной от комнат умной красавицы большой гостиной, всегда полутемной, с дребезжащими хрустал€ми люстр, с толстыми коврами, о которые испуганно спотыкались пробегавшие с докладами молодые чиновники.

”тром, гул€€ с н€ней, котора€ ходила за булками, мы встречали сановника. ќн гул€л со своей огромной собакой, сенбернаром.

—ановник был тоже огромный, обрюзгший и очень похожий на свою собаку. ≈го отвислые щеки отт€гивали вниз нижние веки, обнаружива€ красную полоску под глазным €блоком. —овершенно как у сенбернара. » так же медленно ступал он т€желыми м€гкими ногами. » шли они р€дом.

Ц »шь, собачища! Ц сказала раз н€нька.

» мы не пон€ли, о ком она говорит Ц о сановнике или о его собаке. Ђ—обачищаї ему подходило, пожалуй, больше, чем ей. ” него лицо было свирепое.

Ќас очень интересовала эта огромна€ собака. » раз, когда сановник остановилс€ перед окном книжного магазина, и собака остановилась р€дом и тоже смотрела на книги, младша€ сестра мо€ вдруг расхрабрилась и прот€нула руку к пушистому толстому уху, которое было на уровне ее лица.

Ц ћожно погладить собачку? Ц спросила она. —ановник обернулс€, весь целиком, всем туловищем.

Ц Ёто... э-это... совершенно лишнее! Ц резко сказал он, повернулс€ и пошел.

я потом за всю свою жизнь никогда не слыхала, чтобы кто-нибудь говорил таким тоном с трехлетним ребенком.

ƒействительно, Ц точно гавкнула собачища.

ƒети страшно остро чувствуют обиду и унижение.

я помню до сих пор, как она вт€нула голову в плечи, стала вс€ маленьким жалким комочком и заковыл€ла к н€ньке.

ћы еще раза два-три видели их Ц его и собаку. ѕотом почему-то перестали их встречать.

» вот раз вечером, уже лежа в постели, услышала € нечто. –ассказывала горнична€ нашей н€не, и обе сме€лись.

Ц » злющий был презлющий. „иновника своего прогнал и повара рассчитал, и швейцару нагон€й. “рех ветеринаров созвал. Ќу, однако, пес евонный околел. Ќу, пр€мо и смех, и грех, он его трогать не велел, а положил в зале в углу на ковер. Ћакей ѕетро рассказывал Ц сидит, говорит, злющий, аж весь черный, у себ€ в кабинете, пишет-пишет, потом встанет да так тихомольно крадучись, в залу пройдет, нагнетс€ к собаке-то, лапу ей поцелует Ц ну, ей-Ѕогу, умора! ƒа оп€ть тихомольно к себе в кабинет. —€дет и пишет. ѕопишет-попишет, задумаетс€, да оп€ть, да на цыпочках, раскор€кой Ц и идет в залу. Ћакей ѕетро позвал —емена кучера, да јриша ихн€€ Ц там за дверью в передней все видно Ц так пр€мо все животики надорвали.

Ц √ос-с-споди спаси и помилуй! Ц ахала н€нька. Ц —обачью лапу!

Ц ƒа ведь всю-то ноченьку так и не ложилс€. Ќу и похохотали же мы! Ќоги, говорит, внутрь завернет, ровно барсук, брюхом переваливает, думает Ц никто и не слышит, как он в залу-то. —уща€ комедь! ѕр€мо, говорит, театру не надо.

Ц Ќу-ну!