пњљпњљпњљпњљпњљпњљпњљ@Mail.ru

ѕесье врем€

ћедленно поворачиваетс€ земл€, но, сколько ни медли и сколько ни откладывай, все равно от судьбы не уйдешь, и каждый год в определенное врем€ приходитс€ несчастной планете влезать в созвездие Ѕольшого ѕса.

ѕо-моему, вполне достаточно было бы и ћалого ѕса, но, повтор€ю, от судьбы не уйдешь.

» вот тогда наступают дл€ бедного человечества самые дурацкие дни из всего года, так называемые Ђканикулыї, от слова Ђcaniculiї, или, в переводе, просто Ђпесье врем€ї.

¬ли€ние Ѕольшого ѕса сказываетс€ буквально на всем: на репертуаре, на ресторанном меню, на картинах, на железных дорогах, на домовых ремонтах, на извозчиках, на веснушках, на приказчиках, на здоровье и на шл€пках.

ѕес на все кладет свой отпечаток.

≈сли вы увидите на даме вместо шл€пки просторное помещение дл€ живности и огородных продуктов, не судите ее слишком строго. ќна не виновата. Ётого петуха с семейством и четырнадцать реп, из которых два помидора, сдобренные морковной травой,†Ц это ей ѕес нал€пал. ќна невинна, верьте мне!

ј каникул€рный приказчик!

≈сли вы попросите его дать вам черную катушку, самую простую черную катушку, он сделает мысл€щее лицо, полезет куда-то наверх, встанет а la колосс –одосский одной ногой на полку с товаром, другой на прилавок, причем наступит вам на палец (убирайте руки!) и, треснув вас сорвавшейс€ картонкой по голове, с достоинством предложит кусок синего бархата.

Ц†ћне не нужно синего бархата,†Ц кротко скажете вы,†Ц я просила черную катушку. ѕростую, є 60.

Ц†¬иноват-с! Ёто действительно синий,†Ц извинитс€ приказчик и полезет куда-то вниз под прилавок, так глубоко, что несколько минут виден будет только самый нижний край его пиджака.  огда же, движима€ естественным любопытством, вы нагнетесь, чтобы посмотреть, что он там поделывает, он вдруг выпр€митс€ и ткнет вас €щиком пр€мо в щеку.

¬ €щике будут ленты и тесемка, которые он великодушно предложит вам на выбор и пообещает сделать скидку. ”знав, что вы все еще упорствуете в своем желании приобрести черную катушку, он очень огорчитс€ и, нырнув под прилавком, исчезнет в соседней клетушке. “олько вы его и видели! —колько ни ждите, уж он не вернетс€.

»дите в другой магазин и спрашивайте розовую вуаль,†Ц может быть, ѕес так напутает, что вы по ошибке получите и катушку. ƒругого пути нет.

Ќа железных дорогах песь€ власть выражаетс€ в каких-то дачных и добавочных поездах, у которых нет ни привычки, ни силы воли, и болтаютс€ они как попало, без определенных часов, скорости и направлени€.

—€дешь на такой поезд и думаешь:

Ђ уда-то ты мен€, батюшка, тащишь?ї

» спросить страшно. ƒа и к чему?

“олько поставишь кондуктора в неловкое положение.

Ќо что всего удивительнее в этих поездах Ц это их капризный задор. ¬друг останов€тс€ на каком-нибудь полустанке, и ни тпру, ни ну! —тоит часа два.

ѕассажиры нервничают. ‘антази€ работает.

Ц†„его стоит? ¬ерно, бабу переехали.

Ц†“елку, а не бабу. “ут вчера одну бабу переехали,†Ц не каждый же день по бабе. ¬ерно, сегодн€ телку.

Ц†ƒа, станут они из-за телки сто€ть!

Ц† онечно, станут. Ќужно же колеса из нее вытащить.

Ц†ѕросто кондуктор чай пить пошел, вот и стоим,†Ц вставл€ет какой-то скептик.

Ц†ƒа, чай пить! √рабить нас хот€т, вот что. “еперь, верно, передний вагон чист€т, а там и до нас дойдет. ясное дело Ц граб€т.

Ќо поезд так же неожиданно трогаетс€, как и остановилс€, и всем некоторое врем€ досадно, что не случилось никакой гадости.

ј отчего сто€ли?

Ќе может же кондуктор, человек малограмотный и ничего общего с ѕулковской обсерваторией не имеющий, объ€снить вам, что все это штуки Ѕольшого и скверного ѕса.

ќт вли€ни€ этого самого ѕса на людей находит непоседство. ≈дут, сами не зна€ куда и зачем. Ќе потому, что ищут прохладного места, так как многие, например, люб€т летом побывать в Ѕерлине, где, как известно, така€ жарища, что даже лошадь без шл€пки ни за какие деньги на улицу носа не покажет, и у каждой пор€дочной коровы есть зон гик.

 аждый бежит с насиженного места, оставл€€ стеречь квартиру какую-нибудь Ђкухаркиной тетки сдвуродну бабкуї. ƒнем эти бабки проветривают комнаты и свешивают в окошко свои щербатые носы. » гулко по опустевшему двору, отскакива€ от высоких стен, разнос€тс€ их оживленные, захватывающие разговоры.

Ц†ћарфа-а!†Ц каркает нос из форточки четвертого этажа.†Ц ћарфа-а!

Ц†ј-а-а!†Ц гудит и отскакивает от всех стен.

Ц†„то-о?†Ц пищит нос, задранный из форточки второго этажа.

Ц†ќ-о-о!†Ц отвечает двор.

Ц†” ѕотаповны кадушка рассохши!

Ц†»-и-и!

Ц†Ќамокши?†Ц пищит нос из второго.

Ц†–ассохши!  адушка у ѕотаповны рассохши!

Ц†»-и-и!

Ц†ѕодушка-а?

Ц† адушка!  адушка-а!

Ц†”-у-у-а-а!

Ц†” ѕротасовых?

Ц†” ѕотаповны!  адушка у ѕотаЕ «акрывайте окно, дохните, как мухи, в духоте, только не слушайте, как бабки беседуют.

ќни под особым покровительством Ѕольшого ѕса.

ѕо ночам, между прочим, этих бабок убивают и граб€т квартиры.

√ромилы вполне уверены, что этих сторожих оставл€ют специально дл€ их удобства. ј то и двери открыть было бы некому. —амому ломать входные крюки, замки и засовы очень хлопотно, громоздко и, главное, трудно не шуметь. ј така€ Ѕожь€ старушка Ц золото, а не человек. » откроет, и впустит.

ј Ѕольшой ѕес только радуетс€. ≈му что!

Ќо из всех песьих бичей хуже всего, конечно, солнце.

Ќе спорю, оно несколько лет тому назад было в большой моде. »м€ его писали с прописной буквы, поэты посв€щали ему стихи, в которых воспевали различные его при€тные качества и хорошие поступки.

я, признаюсь, этому течению никогда не сочувствовала.

Ц†ЂЅудем как солнце!ї

Ц†ѕокорно благодарю! Ёто значит Ц вставай в п€ть часов утра!

—луга покорный!

—олнце, если говорить о нем спокойно и без пафоса,†Ц несноснейша€ тварь из всей вселенной.  онечно, хорошо, что оно выращивает огурцы и прочее. Ќо, право, было бы лучше, если бы человечество нашло способ обходитьс€ своими средствами, отопл€€, освеща€ свою землю и выращива€ на ней что нужно без посторонней помощи.

—олнце несносно!

ѕредставьте себе круглое краснорожее существо, встающее ежедневно ни свет ни зар€ и весь день измывающеес€ над вами.

–азведет кругом такое парево, что дохнуть нельз€. Ќа щеки нал€пает вам коричневых п€тен, с носу сдерет кожу.  ругом, куда ни гл€нешь, расплодит муху и комара. „его уж, кажетс€, хуже! ј люди не нарадуютс€:

Ц†јх, восход, заход!

Ц†јх, закат, воскат!

”дивительна€, подумаешь, штука, что солнце село! »ной человек за день раз двести и встанет, и с€дет, и никто на это не умил€етс€.

ѕодхалимничают люди из выгоды и расчета. ѕодлизываютс€ к солнцу, что оно огурцы растит.

—тыдно!

∆ивешь и ничего не замечаешь. ј вот как наступит песье врем€, да припечет теб€, да поджарит, да подпалит с боков,†Ц тут и подумаешь обо всем посерьезнее.

ќ, поверьте, не из-за веснушки какой-нибудь хлопочу € и восстаю против солнца! Ќет, мы выше этого, да и существуют вуали. ѕросто не хочетс€ из-за материальной выгоды (огурца) лебезить перед банальной красной физиономией, котора€ ма€чит над нами там, наверху!

ќпомнитесь, господа! ќгл€нитесь на себ€! ¬едь стыдно! ј?