пњљпњљпњљпњљпњљпњљпњљ@Mail.ru

–екламы

ќбратили ли вы внимание, как составл€ютс€ новые рекламы?

— каждым днем их тон делаетс€ серьезнее и внушительнее. √де прежде предлагалось, там теперь требуетс€. √де прежде советовалось, там теперь внушаетс€.

ѕисали так:

Ђќбращаем внимание почтеннейших покупателей на нашу сельдь нежного засолаї.

“еперь:

Ђ¬сегда и всюду требуйте нашу нежную селедку!ї

» чувствуетс€, что завтра будет:

ЂЁй ты!  аждое утро, как глаза продрал, беги за нашей селедкойї.

ƒл€ нервного и впечатлительного человека это Ц отрава, потому что не может он не воспринимать этих приказаний, этих окриков, которые сыплютс€ на него на каждом шагу.

√азеты, вывески, объ€влени€ на улицах Ц все это дергает, кричит, требует и приказывает.

ѕроснулись вы утром после тусклой малосонной петербургской ночи, берете в руки газету, и сразу на беззащитную и не усто€вшуюс€ душу получаетс€ строгий приказ:

Ђ упите!  упите!  упите! Ќе тер€€ ни минуты, кирпичи братьев —игаевых!ї

¬ам не нужно кирпичей. » что вам с ними делать в маленькой, тесной квартирке? ¬ас выгон€т на улицу, если вы натащите в комнаты вс€кой др€ни. ¬се это вы понимаете, но приказ получен, и сколько душевной силы нужно потратить на то, чтобы не вскочить с постели и не ринутьс€ за ока€нным кирпичом!

Ќо вот вы справились со своей непосредственностью и лежите несколько минут разбитый и утираете на лбу холодный пот.

ќткрыли глаза:

Ђ“ребуйте всюду нашу подпись красными чернилами: Ѕеркензон и сын!ї

¬ы нервно звоните и кричите испуганной горничной:

Ц†Ѕеркензон и сын! ∆иво! » чтоб красными чернилами! «наю € вас!Е

ј глаза читают:

Ђѕрежде чем жить дальше, испробуйте наш цветочный одеколон, двенадцать тыс€ч запаховї.

Ђƒвенадцать тыс€ч запахов!†Ц ужасаетс€ ваш утомленный рассудок.†Ц —колько на это потребуетс€ времени! ѕридетс€ бросить все дела и подать в отставкуї.

¬ам грозит нищета и горька€ старость. Ќо долг прежде всего. Ќельз€ жить дальше, пока не перепробуешь двенадцать тыс€ч запахов цветочного одеколона.

¬ы уже уступили раз. ¬ы уступили Ѕеркензону с сыном, и теперь нет дл€ вас препон и преграды.

Ќахлынули на вас брать€ —игаевы, вынырнула откуда-то вчерашн€€ сельдь нежного засола и кофе Ђјппетитї, который нужно требовать у всех интеллигентных людей нашего века, и ножницы простейшей конструкции, необходимые дл€ каждой честной семьи труд€щегос€ класса, и фуражка с Ђлюбой кокардойї, которую нужно выписать из ¬аршавы, не Ђоткладыва€ в долгий €щикї, и самоучитель на балалайке, который нужно сегодн€ же купить во всех книжных и прочих магазинах, потому что (о, ужас!) запас истощаетс€, и кошелек со штемпелем, который можно только на этой неделе купить за двадцать четыре копейки, а пропустите срок Ц и всего вашего состо€ни€ не хватит, чтобы раздобыть эту, необходимую каждому мысл€щему человеку, вещицу.

¬ы вскакиваете и как угорелый вылетаете из дому.  ажда€ минута дорога!

Ќачинаете с кирпичей, кончаете профессором Ѕехтеревым, который, уступа€ гор€чим просьбам ваших родных, соглашаетс€ посадить вас в изол€тор.

—тены изол€тора обиты м€гким войлоком, и, колот€сь о них головой, вы не причин€ете себе серьезных увечий.

” мен€ сильный характер, и € долго боролась с опасными чарами рекламы. Ќо все-таки они сыграли в моей жизни очень печальную роль.

ƒело было вот как.

ќднажды утром проснулась € в каком-то странном, тревожном настроении. ѕохоже было на то, словно € не исполнила чего-то нужного или позабыла о чем-то чрезвычайно важном.

—таралась вспомнить,†Ц не могу.

“ревога не проходит, а все разрастаетс€, окрашивает собою все разговоры, все книги, весь день.

Ќичего не могу делать, ничего не слышу из того, что мне говор€т. ¬споминаю мучительно и не могу вспомнить.

—рочна€ работа не выполнена, и к тревоге присоедин€етс€ тупое недовольство собою и кака€-то безнадежность.

’очетс€ вылить это настроение в какую-нибудь реальную гадость, и € говорю прислуге:

Ц†ћне кажетс€,  лаша, что вы что-то забыли. Ёто очень нехорошо. ¬ы видите, что мне некогда, и нарочно все забываете.

я знаю, что нарочно забыть нельз€, и знаю, что она знает, что € это знаю.  роме того, € лежу на диване и вожу пальцем по рисунку обоев; зан€тие не особенно необходимое, и слово Ђнекогдаї звучит при такой обстановке особенно скверно.

Ќо этого-то мне и надо. ћне от этого легче.

ƒень идет скучный, рыхлый. ¬се неинтересно, все не нужно, все только мешает вспомнить.

¬ п€ть часов отча€ние выгон€ет мен€ на улицу и заставл€ет купить туфли совсем не того цвета, который был нужен.

¬ечером в театре. “ак т€жело!

ѕьеса кажетс€ пошлой и ненужной. јктеры Ц дармоедами, которые не хот€т работать.

ћечтаетс€ уйти, затворитьс€ в пустыне и, отбросив все бранное, думать, думать, пока не вспомнитс€ то великое, что забыто и мучит.

«а ужином отча€ние боретс€ с холодным ростбифом и одолевает его. я есть не могу. я встаю и говорю своим друзь€м:

Ц†—тыдно! ¬ы заглушаете себ€ этой пошлостью (жест в сторону ростбифа), чтобы не вспоминать о главном.

» € ушла.

Ќо день еще не был кончен. я села к столу и написала целый р€д скверных писем и велела тотчас же отослать их.

–езультаты этой корреспонденции € ощущаю еще и теперь и, веро€тно, не изглажу их за всю жизнь!Е

¬ постели € горько плакала.

«а один день опустошилась вс€ мо€ жизнь. ƒрузь€ пон€ли, насколько нравственно € выше их, и никогда не прост€т мне этого. ¬се, с кем € сталкивалась в этот великий день, составили обо мне определенное непоколебимое мнение. ј почта везет во все концы света мои скверные, то есть искренние и гордые письма.

ћо€ жизнь пуста, и € одинока. Ќо это все равно. “олько бы вспомнить.

јх! “олько бы вспомнить то важное, необходимое, нужное, единственное мое!

» вот € уже засыпала, устала€ и печальна€, как вдруг словно золота€ проволочка просверлила темную безнадежность моей мысли. я вспомнила.

я вспомнила то, что мучило мен€, что € забыла, во им€ чего пожертвовала всем, к чему т€нулась и за чем готова была идти, как за путеводной звездой к новой прекрасной жизни.

Ёто было объ€вление, прочтенное мною во вчерашней газете.

»спуганна€, подавленна€, сидела € на постели и, гл€д€ в ночную темноту, повтор€ла его от слова до слова. я вспомнила все. » забуду ли когда-нибудь!

ЂЌе забывайте никогда, что белье монополь Ц самое гигиеничное, потому что не требует стиркиї.

¬от!