пњљпњљпњљпњљпњљпњљпњљ@Mail.ru

¬осток

Ќ. —. √умилеву.

ћерангов много путешествовал. ќн любил ¬осток и хорошо его знал.

ќн не тащил в свой дом из дальних странствий разный хлам, как делает большинство путешественников, но то немногое, чем мы любовались, было действительно ценно и редко.

 ажда€ вещь имела свою историю: или забавную, или трагическую, или просто зан€тную, и из этого видно было, что вещь эта может считатьс€ интересной не только у нас, но и на своей родине.

ћерангов пересыпал свою речь разными местными выражени€ми и словами, которые придавали особую колоритность его рассказам, хот€ дл€ нас, не знающих басурманского €зыка, звучали все одинаково, либо в роде "Ѕэмэнэ", либо в роде "Ёль-ƒжаман".

-- ¬згл€ните на это бэмэнэ, -- говорил он, развертыва€ тканное полосатое покрывало. -- Ёто багдадские Ёль-ƒжаманы нос€т на голове. —тарый Ёль-ƒжаман, который уступил мне его, кстати сказать, за довольно крупную сумму, рассказал мне, что вещь эта принадлежала когда-то царице Ѕэмэнэ из рода Ёль-ƒжаманов. ќна задушила своего мужа, обвернув ему вокруг шеи вот эту самую ткань.

ћы с чувством жуткого любопытства разгл€дывали материю.

--  акое чудное сочетание красок! -- сказала бывша€ между нами художница. -- ѕо-моему, это п€тнадцатое столетие.

-- „етырнадцатое, -- поправил ћерангов. -- ƒинасти€ Ёль-ƒжаманов кончилась в четырнадцатом.

-- ј вот этот ковер, -- вот тот, который на стене. ƒа, он очень красив, но еще более интересен. — ним св€зана старинна€ легенда.  огда царица Ёль-ƒжаман убила своего мужа, она завернула его в этот ковер и сказала своему любовнику Ѕэмэнэ, что это новый диван. ј любовник, -- он был из негров, -- сел на этот диван и стал петь стихи в честь прекрасной царицы. ќн пел их три дн€ и три ночи, а на четвертый день царь в ковре разм€к, и певец спел, что, мол, у царицы скверный диван. Ёль-ƒжаман, испугавшись, что он раскрыл ее преступление, немедленно задушила также и его, завернула в тот же ковер и стала царствовать. ¬от он, этот самый ковер.

ћы рассматривали ковер, благоговейно поглаживали. ¬ихрастый гимназист, брат ћерангова, даже понюхал.

-- „удный ковер!

--  акой пушистый!

-- «амечательный рисунок! -- сказала художница. Ёто, пожалуй, п€тнадцатый век.

-- “ринадцатый, -- поправил хоз€ин. -- ¬ п€тнадцатом уже не было этой наивности, -- видите?

ќн показал пальцем на наивность ковра, действительно поразительную.

-- ј вот знаменитый дамасский клинок. Ёто -- знаменита€ сталь, насто€ща€ "бэ-мэнэ". ¬от, видите, на нем вычеканена арабска€ буква. Ёто знак Ёль-ƒжамана. —в€щенный знак, показывающий, что меч этот принадлежал одному из потомков пророка. ѕо легенде, этим мечом лукава€ принцесса Ѕэмэнэ отрубила голову своему мужу. Ќе трогай,  ост€, -- ты порежешь руку.

Ќо гимназист уцепилс€ за клинок обеими руками.

-- ј € прочел! -- радовалс€ он. -- ¬от под этим завитком... вот, смотрите: "«о-лин-ген" -- совсем у них буквы простые были.

-- „то?.. „то?...

-- √де?

-- Ѕыть не может!

ћерангов схватил свое "бэмэнэ".

--  ака€ подлость! -- прошептал он побелевшими губами. -- ѕодделка! Ќемецка€ подделка. ј старый Ёль-ƒжаман кл€лс€ мне бородой пророка!..

ќн долго в полном отча€нии рассматривал опозоренный «олингеном клинок...

ћне было жаль его. я отошла и стала восхищатьс€ ковром.

--  ака€ красота! какое нежное сочетание красок. », действительно, какой наивный рисунок.

-- „удный ковер! ѕосмотрите, -- изнанка, кажетс€, еще красивее, чем лицо. Ќо что это?

ƒа, уж ничего не поделаешь! "Ёто" было скромно затертое клеймо: "Made in Germany"...

я быстро опустила ковер.

-- Ќет, нет... »знанка все-таки гораздо хуже...

Ќе надо его расстраивать.

-- ѕосмотрите! -- шепнула мне художница, любовавша€с€ покрывалом.

я посмотрела.

¬низу, на углу, чуть видно необычайное: "ћосква, мануфакт...".

’орошо работают. √оржусь ћосквой. —ама привезла из ¬енгрии чудные платки с "наивными" розами. ¬се художники ахали. ј потом разгл€дели скромное: "ћосква, мануфакт..." -- и успокоились.

-- ¬от тебе "бэмэнэ"!

Ќе надо только его расстраивать.

Ќо хоз€ин уже успокоилс€ и примирилс€ с «олингеном. — кем этого не бывает.

«ато он нам покажет штучку, какую не в каждой коллекции найдешь. „ашечку.

-- ƒа, маленькую фарфоровую чашечку, с нарисованной на ней синей розой. »з этой чашечки отравила красавица Ѕэмэнэ своего мужа Ѕэмэнэ... „то вы так смотрите, госпожа художница! Ёто уж безусловно п€тнадцатое столетие, потому что позднее секрет составлени€ этой синей краски был потер€н... ¬едь вы не станете спорить?

Ќет, она и не думала спорить. Ћицо у нее стало какое-то странное, напр€женное, углы рта опустились, как будто ей тошно, и вдруг она повернулась и выбежала в другую комнату.

я испугалась. ѕошла за ней.

-- „то с вами?

-- –ади Ѕога, молчите! “олько молчите!...

ƒа что с ней, истерика, что-ли?

-- ћолчите! ¬едь, эту чашечку... эту чашечку шесть лет назад... о, √осподи!... ¬едь, эту чашечку € сама разрисовала!