ƒевушка с плаката

«наете ли вы миф о прекрасной Ќиобее? ќ том, как в давние времена молодой скульптор создал в своем воображении образ прекраснейшей девушки, изва€л ее статую, стату€ ожила и что из этого вышло? Ќаверное, знаете. » не думайте, что автор напрасно напоминает вам об этой истории.

ƒело в том, чтоЕ

’удожник јлибабов уже дев€ть лет рисовал плакаты. “емами он не стесн€лс€. »ногда под его кистью вырастал могучий хребет полевой мыши, пожирающей колось€, а зачастую и бодра€ спина калеки, вылезающего из-под трамва€, в качестве показател€ неумелого хождени€ по рельсам. Ќо еще чаще рисовал јлибабов на плакатах наших девушек и юношей.

» странно. ≈го фиолетовую мышь хотелось вз€ть домой на воспитание и делить с ней тихие досуги. √олуба€ мышь с алибабовских плакатов вдохновл€ла газетных поэтов на беспочвенную лирику вне календарных сроков, а его калеки будили бодрый и здоровый оптимизм. Ќо с девушками было хуже. ¬округ јлибабова, как ответственного съемщика и гражданина великого города, ходили хорошие девушки. ѕорой это были веселые блондинки с невыдуманными ресницами и голубыми глазами, порой кокетливые шатенки с губами еще не вы€сненной прелести, а иногда и брюнетки с €вно интригующим профилем. Ќо јлибабов игнорировал эти беспредметные про€влени€ голой физиологии. ќн не поддавалс€ на эту уловку. ќн шел в свою мастерскую и рисовал на плакатах девушек сложной и пугающей конструкции.

¬дохновенно и безжалостно он снабжал их скулами, напоминающими куски застывшего творога. ѕрекрасные девичьи глаза выходили на алибабовских плакатах в виде щелок почтового €щика в несколько уменьшенном размере. Ќередко наличие ноздрей замен€ло отсутствие носа на широком девичьем лице. Ўе€ ориентировочно шла непосредственно из туловища, слегка поддержива€ большие оттопыренные уши. ≈ще сохранившиес€ старушки опасливо крестились на алибабовские плакаты, вид€ в них графическое изображение будущих мук; дети подрисовывали им усы, но сам јлибабов был доволен. Ѕыли довольны и заказчики плакатов, вид€ в них законченный протест против западноевропейского эстетизма и веский удар по искусству отжившего прошлого.

Ќекоторые из алибабовских при€телей пробовали повли€ть на него, но безуспешно.

Ц†ќчень уж у теб€ хари дикие,†Ц задумчиво сказал ему художник  азбеков,†Ц жить от них страшно. “очно масло вздорожало или из квартиры выгон€ют.

Ц†Ѕрось,†Ц раз и навсегда ответил ему јлибабов.†Ц Ќе понимаешь Ц помалкивай. ѕора уже покончить на плакате с девушкой как таковой. ¬ наших р€дах не может быть ¬еласкезов и других –ембрандтов. я рисую, как вижу внутренним оком.

Ц†ќко так око,†Ц вздохнул  азбеков,†Ц тебе виднее. ќсобенно еще если внутреннее.

» больше не спорил. ј јлибабов уже продумывал новую девушку дл€ плаката с такими невиданными в мире лбом и подбородком, которые еще ни разу не украшали наши витрины и заборы. » как человек работ€щий, закончил плакат в тихий осенний вечер, посмотрел на него с м€гким восхищением, не лишенным испуга, и крикнул:

Ц†ƒаЕ ¬ыкатилась, можно сказать, девицаЕ —трашновато с такой встретитьс€Е

“ут-то и произошел случай, €вно не предусмотренный нашим материалистическим мировоззрением. ƒевица на плакате взмахнула кривыми ручками, повела лысой бровью и голосом, напоминающим шипенье обиженной черепахи, игриво сказала:

Ц†«драсте! ¬от мы и к вам.

јлибабов дрожащей рукой схватилс€ за мокрую кисть, чтобы в экстренном пор€дке замазать на плакате свою неожиданную собеседницу, но было уже поздно. ƒевица еще раз шип€ще хихикнула, ободр€юще хлопнула его по плечу и тонко заметила:

Ц†¬ кино так в кино. „его дома-то сидеть.

Ц†я с такой харей в общественные места не пойду,†Ц уже несколько оправившись, пробормотал несчастный јлибабов.

Ц†—ам мен€ выдумал Ц сам и ходи,†Ц ласково улыбнулась широким ртом девица и подмигнула кривым глазом,†Ц с первого дн€ и попреки. „ай, не с беспредметной красавицей разговариваешь, эстет!

Ц†¬ижу, что не с красавицей,†Ц вздохнул јлибабов,†Ц пойдем уж, что лиЕ

¬ кино впервые јлибабову уступали лучшие места. —начала его толкали, но, посмотрев на его спутницу, быстро освобождали целые р€ды. ¬ трамвае кондукторша потребовала за нее специальный добавочный билет, как за корзину. Ќа улице јлибабов вел ее робко по менее освещенным уголкам, чтобы не мешать уличному движению, а вернувшись домой, сказал взволнованно и категорически:

Ц†Ћожись вот там в углу и загородись чемоданом. я человек нервный и пугливый.

Ц†”ж и художники пошли,†Ц обиженно просипела девушка с плаката,†Ц сами выдумывают, а сами задаютс€.

ƒл€ јлибабова наступили т€желые дни. Ќужно было девушку с плаката прописать, сводить дл€ приличи€ в «ј√— и познакомить с близкими. ѕри прописке у нее долго допытывались о последней судимости, в «ј√—е испуганна€ гражданка упорно пыталась записать ее в книгу скоропостижно умерших, а соседи при первом же беглом знакомстве обещались жаловатьс€ в домоуправление.

“олько один  азбеков, как человек чуткий, хот€ и эстет, дружески спросил, посмотрев на девушку:

Ц†—ам выдумал или неча€нно? ¬нутреннее око или несчастный случай?

јлибабов горько вздохнул и ничего не ответил. ќн вообще перестал разговаривать и только мрачно ходил по улицам. », как это ни странно, впервые увидел неограниченный комплект девушек без особых дефектов. “о ему пересекала дорогу чудесна€ блондинка из шахты ћетростро€, то ма€чила перед глазами кудр€ва€ девица с нормальным ртом, то немым укором влезала в сознание хорошенька€ продавщица из универмага. јлибабов хваталс€ за голову, рычал в глубокой тоске и бежал домой. “ам его ждал живой и безоговорочный протест против эстетизма и упадочничества Ц девушка с плаката. јлибабов мрачно плевал на приготовленный холст и пил большими глотками спирт.

ƒевушка сама ходила за получением гонорара и подписанием договоров на новые плакаты, но их становилось меньше и меньше. ƒаже самый выгодный заказчик Ц яша Ѕезумнец Ц и тот выдавил из себ€ со вздохом:

Ц†≈сли у художника така€ жена, ему лучше идти в полотеры. ¬ тех кругах на это смотр€т легче.

јлибабов с ненавистью рассматривал свои прежние плакаты. Ќочами он потихоньку подрисовывал на оригиналах человеческие скулы, выравнивал глаза и укорачивал уши но было уже поздно,†Ц плакаты уже давно висели во всех людных местах. “ак продолжалось до той пам€тной минуты, когда однажды под утро оживша€ девица подошла к нему сзади и неожиданно сочно поцеловала его в полысевшее тем€. јлибабов обернулс€, вгл€делс€ в нее еще раз и с отча€нием вскрикнул:

Ц†Ќу, марш, жаба, на полотно! ¬тискивайс€ обратно, кар€!

Ц†—ами выдумываете, а сами ругаетесь,†Ц жалобно пискнула девица и вдруг испуганно стала вдавливатьс€ в плакат.

Ц†«ашпаклюю!†Ц рычал јлибабов,†Ц марш под грунт, уродина! ”ра!!

“а€ли последние жуткие черты под мощными ударами грунтующей кисти. ƒевица исчезла под белой краской. —нежной белизной заблестело перед јлибабовым полотно. ќн схватил кисти и началЕ

* * *

¬ы думаете: начал рисовать человеческие лица на плакатах? Ќичего подобного. ƒо сих пор и он и другие плакатисты иногда еще пытаютс€ рисовать что-то невообразимое. ¬ этом и вс€ мораль столь неправдоподобно и подробно нами рассказанной истории.

1934