Ћавочка смеха

” многих жуликоватых людей есть старый испытанный способ. “олстого, лысого человека, с большой рыжей бородой, уличили в том, что он на прошлой неделе продал рассе€нному знакомому один испорченный механизм в качестве точилки дл€ бритв; третьего дн€ отн€л у школьницы бутерброд с сыром, пока она собирала упавшие в гр€зи книги. ¬се знают, что все это так и было, а он смотрит на всех синими си€ющими глазами и с трогательной теплотой рассказывает:

Ц†— особенной грустью € вспоминаю свое далекое детство. ¬от € сижу на руках у своей доброй матушки и, прот€гива€ ручонки к вечернему небу, лепечу: Ђћама, мама, достань мне эту звездочкуЕї

¬сем в данную минуту очень трудно представить этого рыжебородого жулика в виде малютки на колен€х у его доброй матушки. Ќо всем как-то становитс€ неловко.

Ц†ј черт его знает, может, действительно, когда-нибудь и на колен€х сидел, и жуликом не был, и вообще зачем этот разговор только завели?..

“ак, когда заходит разговор о сегодн€шней западной сатире и юморе, сейчас же начинаютс€ теплые историко-литературные воспоминани€:

Ц†ј помните Ц —ервантес? ј помните Ц ƒиккенс? ј помните Ц –абле, ћольер, √ейне?..

ѕомним. Ѕыли. ” европейской сатиры и юмора были прекрасные предки, но потомки их поставили на голову дарвинскую теорию, и, вопреки ей, от великих людей произошли маленькие обезь€ны. ќ них и поговорим. („тобы не было личных ссор, непри€тностей и зат€нувшейс€ за полночь дискуссии, предупреждаю, что все образцы, приводимые ниже, € выдумал, но если все-таки кто-нибудь из-за дурного характера захочет вступить в полемику Ц отсылаю его к английскому Ђѕвичї, французскому ЂЋе рирї, немецкому Ђ—имплициссимусуї и т.†д.†Ц пусть убедитс€ сам.)

* * *

јнглийский буржуа юмористические журналы читает обычно по воскресень€м, между Ѕиблией и поджаренной свиной грудинкой. ясно отсюда, что и поставл€емый дл€ него юмор должен содержать некоторую долю библейской непорочности и по практической полезности своей не уступать свиной грудинке в сухар€х.

ƒействующие лица в рассказе должны быть солидны, обладать капиталом и скромной недвижимостью и преисполнены добрых намерений, и все приключени€ с ними должны доказать, что только здоровый стол, монархические принципы и аккуратно разглаженные брюки довод€т человека вообще, а подданного его величества в частности, до пределов недос€гаемого совершенства. ¬от типичный образец сегодн€шнего английского юмористического рассказа.

—частливый день сэра Ќорфолька

Ќотариус –оберт Ќорфольк шел по улице Ѕим-стрит и думал о том, что сиднейские акции нынче упали на семь процентов.

Ц†ќднако, какой сегодн€ крупный дождь,†Ц задумчиво сказал он, снима€ с цилиндра банку с вишневым вареньем.

Ц†—эр,†Ц раздалс€ сверху нежный женский голос,†Ц € не дл€ того варила варенье, чтобы оно падало на голову незнакомым джентльменам.

Ц†я благодарю бога,†Ц вежливо ответил –оберт Ќорфольк,†Ц что вы сегодн€ не варили лошади. я бы тогда пострадал сильнее.

ѕрелестный смех незнакомки был сразу заглушен запахом бензина, который охватил Ќорфолька.

Ц†Ќынче делают чертовски крепкие шины,†Ц с деланным спокойствием сказал он, поднима€сь с земли и гл€д€ вслед опрокинувшему его такси.

Ц†—эр,†Ц почтительно сказал мальчик, огл€дыва€ его с ног до головы,†Ц вы забыли прицепить себе сбоку надпись: Ђќсторожно, накрашеної.

Ц†”вы, дит€,†Ц уже грустно заметил Ќорфольк, взгл€нув наверх,†Ц этот прокл€тый мал€р еще держит два ведра краски. ѕодождем, пока он выльет на мен€ оба. ѕрогулка была слегка испорчена. –оберт Ќорфольк, не тер€€ времени, вбежал по лестнице на шестой этаж, где еще раздавалс€ смех, попал головой в ведро с угольной пылью, и едва только отворил дверь к незнакомке, как она сразу оказалась зажиточной вдовой из благородной семьи старого патриота и дачевладельца.

Ц†ƒайте мне щетку, чистый воротничок и согласие на законный брак,†Ц сказал Ќорфольк.

Ц†я согласна,†Ц ответила вдова, подава€ ему мыльную пену,†Ц только кабинет в нашей квартире должен быть темный, а спальн€ в голубую полоску.

„ерез два года он прошел в парламент. „естное, зажиточное, британское солнце ласково освещало их первенца.

* * *

‘ранцузский рантье, вер€щий в своего духовника, морской флот и утренние газеты солидных издателей, требует совершенно иного юмора.

Ц†∆ерменочка,†Ц говорит он жене, расстегива€ две жилетных пуговицы и собира€сь читать юмористический журнал,†Ц отошли деток куда-нибудь дальшеЕ ѕапа будет читать сатиру и юморЕ

–асстроенный непри€тност€ми на мировом рынке и собственными Ц на соседней фабрике, французский рантье требует от юмориста то же самое, что он ждет от молодого барашка: побольше сала. » съедает всю очередную похабщину, как волк курицу: с перь€ми, с хрустом и урчаньем.

ѕоставщики его знают, чем ему угодить, и поэтому типичный французский сатиро-юмористический опус таков.

Ётот чудак ¬альжан

Ц†∆аннет,†Ц обиженно сказал ∆ан ¬альжан, вылеза€ из-под дивана,†Ц чьи это ноги?

Ц†“ебе показалось,†Ц испуганно возразила ∆аннет, пр€ча мужские ноги в желтых ботинках под ковер.

Ц†» голова мне тоже показалась?†Ц сердито сказал ∆ан, заметив длинную бороду, высовывающуюс€ из шкафа.

Ц†ѕоказалось,†Ц ласково кинула ∆аннет, запира€ бороду.

Ц†ј чьи это трость, штиблеты и лысина высовываютс€ из-за зеркала?†Ц уже тоном недовери€ спросил ∆ан.

Ц†ћои,†Ц уверенно кивнула ∆аннет,†Ц накидыва€ на зеркало манто,†Ц теперь все дамы нос€т штиблеты и лысину.

Ц†Ќу, тогда, значит, мы одни,†Ц успокоенно вздохнул ∆ан, налива€ ликер.

ѕод столом кто-то закашл€л басом.

Ц† огда € теб€ полюбил, ты не кашл€ла басом,†Ц ревниво заметил ∆ан.

Ц†я всегда теперь по четвергам кашл€ю басом, дорогой,†Ц нежно целу€ его, уронила ∆аннет.

Ц†»так, ты мен€ любишь?†Ц радостно вскрикнул он.

Ц†ƒа,†Ц хором ответило одиннадцать голосов.

∆ан весело шел домой и сме€лс€ над теми, кого можно обмануть. ¬ руках у него было одиннадцать пар штиблет, четыре трости, восемь колец, не счита€ манто. ќн лихо засвистел и свернул в апашеский кабачок. Ќа церкви св€той  унигунды пробило семь часов.

* * *

Ѕуржуазный юмор скандинавских стран изготовл€етс€ специально дл€ отдыха между развеской сыров и оптовой торговлей и покупкой глубоких калош дл€ блистающего здоровьем дедушки.

Ётот юмор имеет чрезвычайно короткие формы и рассчитан на невиданные еще запасы весель€ в человеческом организме.

¬от образец скандинавских юморесок.

”мна€ корова

Ц† орова, корова, дашь ли ты сегодн€ молока?†Ц спросил хоз€ин фермы, закурива€ трубку.

Ц†Ќет,†Ц ответила корова и взмахнула хвостом.

—винь€ мельника

ќдин состо€тельный мельник вез в город на продажу жирную свинью.

Ц†Ќе хочешь ли выпить водички, мо€ свинушка?†Ц ска-вал мельник.

Ц†— удовольствием,†Ц ответила свинь€, и они поехали дальше. ѕотом свинью закололи, а мельник женилс€. ¬се.

* * *

Ќельз€, конечно, обойти молчанием и американский юмор. ќт ћарка “вена в нем осталось ровно столько же, сколько от резеды после отдыха двух волов на цветочной клумбе. јмериканский бизнесмен не позвол€ет сатире и юмору касатьс€ вопросов этики и морали. ƒл€ этого есть храм. ѕолитики тоже. ƒл€ этого есть биржа, где каждому событию знают вкус и цену с точностью до одного цента. ёмор нужен только дл€ тех моментов, когда бизнесмен едет на крыше двухэтажного автобуса, ему надоело жевать резину, и нет разговорчивого соседа или когда ему чистит ботинки на улице негр, с которым стыдно перекинутьс€ словами. “огда он вынимает из кармана пересыпанный крошками табака журнал и, сплевыва€ на сторону прорезиненную слюну, проглатывает услужливый рассказик.

ѕоставщики изготовл€ют ему материал в таком виде.

«аработок старика Ћаркинса

Ѕандит ƒжим ѕеркинс лихо выпустил пару зар€дов в живот брод€ге Ѕилю, скрутил папироску и весело спросил:

Ц†Ќе беспокоит?

Ц†Ќемножко колет,†Ц ухмыл€€сь, пробормотал Ѕиль, разр€жа€ в него браунинг.

Ц†ѕридетс€ умирать,†Ц позевыва€, заметил ѕеркинс,†Ц а жаль. —егодн€ хотел в дес€ть вечера ограбить старика Ћаркинса.

Ц†„то ты говоришь,†Ц удивилс€ Ѕиль, приподнима€сь на локте,†Ц в дес€ть часов € его граблю.

Ц†Ќе спорь, Ѕиль. ƒес€ть часов Ц мое врем€.

Ц†Ќе спорь и ты, ƒжим. Ћучше позовем сюда самого Ћаркинса. ќн-то ведь лучше знает, кто его должен сегодн€ ограбить.

 огда Ћаркинс вошел, оба были уже мертвы.

Ц†ћир их праху,†Ц набожно процедил сквозь зубы Ћаркинс, достава€ у них часы и бумажники,†Ц славные были реб€та. ∆аль, если бы пришлось их сегодн€ укокошить в дес€ть вечера.

Ёто был первый честный заработок старика Ћаркинса.

* * *

“ак смеютс€ на «ападе.  аждый смеетс€, как может. ќсобенно, когда ему хочетс€ плакать.

1934